Альтернатива есть!
Статьи | 6961 | 19.04.2018

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Все мы помним депрессивные 90-е. Дети видели шоколад по праздникам. Взрослые брались за любую работу, включая сезонную. У каждого была своя история выживания. Воспоминания о ней образуют в горле ком даже у взрослых мужчин. Сейчас наша страна вернулась к этому циклу. Большинство элементов кризиса повторились точь-в-точь, и лишь один отличается кардинально.

«Большинство элементов кризиса 90-х годов

повторились точь-в-точь в современной Украине»

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Киев, 1993 год (фотоStarkiev.com)

В 1991 году на карте появилась новая страна с населением 52 миллионов граждан. После России наибольшая страна в Европе по территории. Украинская экономика была 60-й в мире. Уровень жизни выше, чем в Польше, Беларуси и Азербайджане. У нас не было золотовалютных резервов, но отсутствовал и внешний долг.

Еще находясь в составе СССР, мы заявили о намерении создать самостоятельное государство. 24 августа 1991 года был принят «Акт провозглашения независимости Украины».  Все предпосылки для создания мощной экономики были. В-главных, благодаря высокообразованному населению, выгодному географическому местоположению, выходу к Черному морю, 25% мирового чернозема, работающей промышленности, природным ресурсам, энергетической и транспортной инфраструктуре.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Киев, август 1991 года. Митинг под Верховной радой (фото — Starkiev.com)

Однако украинскую экономику решили развивать не с помощью многозначащих научных разработок наших кадров, а на основании рекомендаций Международного валютного фонда и мирового банка.  Говоря прямо, под диктовку Запада. Еще более прямо — США.

Началась структурная перестройка. Либерализация торговли и почти полная свобода рыночных цен привели к падению производства и резкому снижению уровня жизни населения.

Украина переориентировала внешнюю торговлю на западные рынки. В 1992 году экспорт сократился в пять раз и составил 11,3 миллиардов долларов. Ключевая причина тому — разрыв связей между Украиной и другими бывшими республиками. В СССР проводилась политика специализации и кооперирования предприятий. В независимой Украине 80% продукции не имели завершенного технологического цикла. Наши предприятия остались без покупателей и финансов.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Киев, 1993 год. Очередь на троллейбус №18. (фото — Starkiev.com)

По рекомендации МВФ мы перешли на расчеты со странами бывшего СССР по мировым ценам, сократили расходы на социальные нужды. В 1991-1994 годах была зафиксирована самая высокая инфляция среди стран СНГ, проблема выплат населению решалась за счет печатания карбованцев: по итогам 1992 года – 2 100%, в 1993 году – 10 256%, в 1994 году — 501%.

«Украинцы были доведены

до тотальной хронической нищеты»

Граждане ограничивали себя во всем: не покупали мебель, не делали ремонт, одевались в обноски, забыли о лекарствах, отдыхе, не могли дать образование детям. К тому же практически все ограничивали себя в питании: мясо и молоко стало не позволительной роскошью. И, главное, украинцы стали рожать значительно реже. Многодетные семьи стали в диковинку.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Украина, середина 1990-х. Фото — Reuters

«В 2017 году потребление товаров сократилось

и стало даже ниже, чем в 1990 году»

Первая временная стабилизация экономики началась в 1993 году после изменения вектора в сторону России. Тогда Украина договорилась с РФ о поставках энергоносителей. Политика многовекторности, которую выбрал Кучма, постепенно начала возрождать промышленность. С переменным успехом, пусть и в усеченном виде, она сохранялась до 2014 года, а потом снова развернулась на 180 градусов.

В 2017 году потребление продовольственных товаров жителями Украины на душу населения сократилось и по основным продуктам стало даже ниже, чем в 1990 году. Украинцы стали меньше употреблять мяса и мясопродуктов на 18 кг (в 1990 году — 68 кг в год, в 2017 году — 50 кг в год). Причем почти половину мясного рациона сейчас составляет более дешевое мясо птицы (23,2 кг в год).  Для сравнения, в большинстве европейских стран мяса едят вдвое больше — более 100 кг. В 1,8 раз уменьшилось потребление молока и молокопродуктов по сравнению с 1990 годом — с 373 до 204 кг в год.

Это – красноречивый экономический пример повторения цикла 25-летней давности. Есть ряд других, еще более ярких.

НАЦИОНАЛИСТЫ = РЭКЕТ. К периоду 90-х нередко добавляют определение «лихие», которое объясняет повсеместный бандитизм и рэкет. Прототип этих явлений сегодня – добробаты, националисты, ура-патриоты, — в общем все преступные формирования.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Задержание «рекетиров» в середине 90-х годов. Фото – музей СБУ

Вопреки распространенному мнению, они нужны вовсе не для отстаивания политических интересов. Основная цель людей в балаклавах – проявление силы, которое должно конвертироваться в заработок, ровно как в случае с рэкетирами в 90-е. Современных украинских бандитов отправляют отжимать (еще говорят: национализировать) бизнес; на стройки, места добычи полезных ископаемых. В общем везде, где можно незаконно заполучить имущество или недвижимость других граждан.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Украинская организация С14, внесенная в международную базу Консорциума по исследованию и анализу терроризма (TRAC). Фото – из открытых источников

КУПИ-ПРОДАЙ.  Челночный бизнес – другая запоминающая тенденция 90-х. Для молодых читателей поясню: челнок – это торговец товаром оптом и в розницу; он самостоятельно доставляет товар с места закупки – как правило, из-за границы, оперативно реализует на своем рынке. Следующая поездка у челнока повторяется по тому же маршруту и плану.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

«Челноки» на украинско-польской границе. Фото – «Getty images»

В 2017 году украинцы выезжали за рубеж более 26 миллионов раз, и далеко все не с туристическими целями. В структуре пересечений границы с Польшей, Венгрией, Молдовой и Румынией просматривается два крупных типа поездок – челночный бизнес и перегон б\у автомобилей в Украину.

Сегодня, как и в 90-е, нашим гражданам стало критически недостаточно внутренних ресурсов и средств, чтобы содержать свои семьи. 25 лет назад подобным способом зарабатывал каждый второй украинец. В минувшем году мы снова вышли на такое соотношение.

Именно торговля в тяжелое время становится распространенным источником дохода для людей. Тогда одной из самых популярных профессий был коммивояжер, сейчас – мерчендайзер. Это та же профессия, только происходит не из французского языка, а из английского.

Сюда же: сбор и сдача вторсырья, подпольная реализация сигарет и алкоголя, продажа БАДов и прочих «лечащих» от всех болезней средств, преуспевание ломбардов. Все это было после развала Союза и возобновилось сегодня.

СТИХИЙНЫЕ РЫНКИ — экономико-образующая тенденция из 90-х, которая получила вторую жизнь. За отсутствием возможности купить все нужные продукты, люди их выращивают. Из-за нужды выращивают больше, чем нужно – чтобы реализовать на рынке.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Стихийный рынок в Украине. Фото – «From-ua.com»

ШАРЛАТАНСТВО. Чем дольше люди нестабильны финансово, тем сложнее им сохранить моральное равновесие. Внутренней разбалансированностью граждан активно пользовались в 90-х шарлатаны. Наиболее популярные – Чумак, Кашпировский, Грабовой, Мавроди. Для молодых читателей объясню: эти люди промышляли гипнозом по телевизору и привлекали в финансовые пирамиды.

Их прообраз сегодня – жулики, заманивающие украинцев в псевдо духовный центр «Возрождение», где за общение с мнимыми высшими силами и их помощь собирают миллиарды гривен. За свою последнюю надежду люди несут последние деньги.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Владимир Мунтян во время «проповеди» духовного центра «Возрождение». Фото – «Левый берег»

ПОПРОШАЙНИЧЕСТВО. Именно 90-е прочно закрепили это понятие. Тогда попрошайки – не путайте с людьми, просящими милостыню, — оккупировали все вокзалы, переходы и улицы.

Сейчас украинцев также активно просят помочь людям, которые в помощи не нуждаются.

Благодаря компьютерным технологиям попрошайничество мимикрировало и мигрировало в Интернет. Я веду речь о сборах средств на АТО, больным детям и взрослым, которые организовываются в социальных сетях. Безусловно, бывают случаи, когда деньги доходят до адресата. Но нередко они оседают в карманах нечестных волонтеров и других сердобольных граждан.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Киев, 2015 год. Фото – «Факты»

ЭМИГРАЦИЯ. В 90-х эмиграцию называли «колбасной», имея ввиду, что гражданин уезжал, чтобы заработать на пропитание. Сегодняшний отток украинцев из страны несколько отличен от переселения 25-летней давности.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Киев, 2016 год. Железнодорожный вокзал. Фото – «Восстановление Донбасса»

Помимо трудовой, имеет место и политическая миграция. Украинцы все чаще просят убежище, аргументируя это преследования власти – аккурат, как при КГБ.

Активно развивается сегодня и то, что называлось бытовым антисемитизмом. Если ранее ущемлялись права и свободы евреев, то сегодня в Украине все чаще не находят место те, кто не поддерживает идеологию Евромайдана и УПА. Больше всего под удар попало русскоязычное население.

Прочее советское эхо о гражданах – практика заочного лишения гражданства и обмены людьми. К первому Украина пока не пришла, хотя Петр Порошенко уже выступил с такой законодательной инициативой. Второе внедрено более чем активно: тогда — Буковский-Корвалан, сегодня — Савченко – Александров\Ерофеев, и другие.

Впрочем, большинство уехавших с 2014 года украинцев не занимаются общественной жизнью. Они зарабатывают на хлеб, обучаются, получают разрешительные документы и о возращении не думают. Превалирующее большинство сегодняшних мигрантов примет подданство других стран по примеру уехавших в 90-е – дети которых учились говорить уже на иностранном языке.

Уже хуже, чем в 90-х. Но выход есть

Украинцы в Польше. Фото – «24 канал»

***

Главное отличие тогдашней и сегодняшней Украины – военная конъюнктура. Ранее действия руководства страны привели к тому, что мы потеряли экономический потенциал. Сейчас, помимо этого, государство не контролирует 46,2 тысяч кв. километров своей территории. В нашей стране война.

В остальном, все то же. Реформы проводятся половинчато, без обоснования стратегических целей, интересов граждан и исторических особенностей страны. Налицо некомпетентность власти, попытки следовать внешне навязанным рекомендациям.

В 90-е выйти побороть нищету помогла появившаяся политика экономического прагматизма. Она заключалась в восстановлении рынков сбыта, по разным направлениям. Одним из факторов выздоровления тогда стал введенный президентским указом единый налог и упрощенная система отчетности малого бизнеса.

В 2018 году только фискальных решений будет мало. Важно снова бороться за рынки, создавать рабочие места, производить товары с высокой добавленной стоимостью, серьезно поднять качество жизни граждан, возвращать на улицы городов безопасность и многое другое. Но перво-наперво необходимо завершить боевые действия на Донбассе. С каждым днем войны наша страна все больше отдаляется от хрупкого шанса стать снова развивающейся.

Подписывайтесь на Telegram-канал и Viber-паблик Александра Клименко. Больше аналитики и комментариев, оперативные уведомления. Будем на связи!

Статьи
6961

Читайте также

Новости | 69 | 22.05.2018

Клименко объяснил, почему антикоррупционный суд не будет эффективным

В процессе доработки законопроекта о создании Высшего антикоррупционного суда власть сделала все, чтобы максимально обезопасить…

Статьи | 4366 | 22.05.2018

Загубленная душа Порошенко

Через два месяца нас ждет праздник. 28 июля будет отмечаться 1030-летие со дня Крещения Руси…

Статьи | 4405 | 18.05.2018

Как авиастроение может спасти украинскую экономику

Для увеличения доходов украинцев до уровня 2013 года экономика должна вырасти в два раза. Нынешняя…