Альтернатива есть!
Статьи | 32415 | 15.03.2018

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

Вместе с экспертами нашей команды проанализировали ключевые показатели экономики Украины при текущем курсе «реформ» президента Порошенко и премьера Гройсмана и подготовили для вас прогноз на ближайшие полтора года, до выборов-2019. Обязательно для прочтения всем, кто хочет думать и понимать, куда на самом деле движется страна. (Спойлер: «покращення» не намечается, будет только хуже)

С весной Украина входит в очередной период политической турбулентности, на этот раз усугубленный еще и предстоящими выборами. Несмотря на уверения Петра Порошенко, «хвастающего» невероятными темпами реформ, или Владимира Гройсмана, настаивающего на принятии Радой пакета сразу из 35 законопроектов «под бизнес», проект перестройки страны в рамках президентского «життя по-новому» провален.

В ближайшие 1,5 года у Порошенко уже не будет возможности ни завершить начатое, ни реализовать новые задумки, кроме откровенно популистских. Слишком велик риск утратить поддержку даже того небольшого «ядра» электората, который действительно верит в созданную Порошенко реальность, но очень болезненно реагирует на попытки ущемить экономические и социальные права и свободы. Да и сами реформы можно считать успешными в том случае, если в результате их проведения повышается уровень и качество жизни граждан. А преобразования, проводимые в Украине с 2014 года, не дали толчка для качественных изменений. Об этом (и очень явственно) свидетельствуют пять ключевых макроэкономических показателей Украины.

ВВП восстановится до показателей 2013 только через 5 лет

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

По прогнозам, в 2018 году мировая экономика вырастет на 3,7%. В основном, за счет увеличения объема инвестиций, промышленного производства и торговли. Это «общая температура по палате». Если следовать общемировой тенденции, Украина растет: по прогнозу правительства, в текущем году реальный ВВП увеличится на 3%. Однако это выглядит «неплохо» лишь в пиар-текстах в поддержку инициатив Кабмина, так как не отражает всей полноты картины. Прогнозная инфляция составит 9%, а среднегодовой курс гривны снизится до 29,3 гривен за доллар.

Прогнозная инфляция составит 9%, а среднегодовой курс гривны снизится до 29,3 гривен за доллар.

Реальные же цифры от этих отличаются, и намного.

В 2017 году рост ВВП ожидался на уровне 3,5%, а по истечении года составил всего 2%. Инфляция же наоборот — ожидалась на уровне 8%, а достигла 13,7%. Курс национальной валюты заложили на уровне 27,2 гривен за доллар, а он упал – до 28,07. Соответственно, показатели, с которыми завершит 2018 год Украина, можно будет назвать ближе к лету. И риск того, что они будут значительно хуже прогнозных, очень велик: «про себя» экономисты давно определились, что курс в 30 гривен за один доллар к ноябрю-декабрю будут чудом.

Важно, что после обвала экономики на 17,5% на протяжении 2014-2015 годов и падения ВВП на душу населения в два раза такой незначительный темп роста, как 3%, обещанные правительством, не позволит быстро восстановить экономику до предкризисного уровня. Сколько нам придется расти, чтобы достигнуть хотя бы довоенных показателей? Почти 6 лет. То есть, при таких прогнозах Кабмина, лишь к 2024 году украинская экономика сможет хотя бы восстановить показатели года 2013-го, когда началось стремительное падение.

Для ощутимого роста доходов граждан экономика должна расти ежегодно на 8-10%. Это позволит Украине не топтаться в списке «развивающихся стран» где-то рядом с перспективными Анголой или Либерией, а шагнуть в список стран «второго мира», отчасти вернув себе утраченные позиции. К слову об «успешности» реформ: в 2017-м Украина по темпам прироста ВВП находилась на 141 месте в рейтинге стран. И это – при низкой базе сравнения. Между тем, темп роста экономики снизился по сравнению с предыдущим годом на 0,3 процентных пункта.

Кроме того, в Украине сохраняются риски невыполнения установленных маяков МВФ, как это было с показателями прошлого года.

Показательна ситуация с номинальным ВВП в долларовом эквиваленте: за прошлый год он составил $104 млрд, что на $79 млрд (в 1,8 раза) меньше в сравнении с 2013 годом (ВВП 2013 года — $183 млрд). В итоге, достигнув в 2013-м вершины в $4029 на душу населения (что выше Азербайджана, Грузии, Индонезии, Филиппин), к 2018-му мы упали до $2459 — на 133 место, пропустив вперед даже такие хилые экономики, как Судан и Гондурас.

Более того, продолжаем падать: в 2017 году по сравнению с предыдущим годом объем производства промышленной продукции сократился на 0,1%, а сельхозпродукции — на 2,7%. А их структура в экономике показывает перекос в сторону уменьшения доли промышленности (сейчас 25% против 14% сельского хозяйства). Похоже, шуточный тезис о существовании «аграрной сверхдержавы» кто-то во властных кабинетах воспринял, как руководство к действию.

На фоне ухудшающейся экономической ситуации и обесценивания денег происходит обнищание населения.

Нельзя не отметить, что на фоне перманентно ухудшающейся экономической ситуации и обесценивания денег происходит обнищание населения. По итогам 2017-го индекс потребительских цен составил 113,7%. Это на 1,3 процентных пунктов выше 2016 года. То есть цены продолжают расти даже после рекордной инфляции в 200% за 2014-2016 годы. В этом году инфляцию дополнительно разгонит рост цен на энергоносители (причем полноценно учесть фактор газа невозможно из-за споров в Стокгольмском арбитраже и вероятной отмены контрактов с «Газпромом»), повышение цен на услуги ЖКХ для населения до 40%, а также выполнение предвыборных обещаний по повышению соцстандартов. Есть обоснованные подозрения, что популистский эффект будет достигаться за счет включения печатного станка – неконтролируемой эмиссии гривны.

Для снижения инфляции Нацбанк перешел к более жесткой монетарной политике, и 25 января повысил учетную ставку до 16%. Но эта мера, вопреки убеждениям чиновников, не сдержит инфляцию, а приведет еще к большему экономическому спаду. Дело в том, что такая монетарная политика приемлема для стран с развитой экономикой. В нашем же случае кредитные ресурсы для бизнеса станут еще более недоступными.

Отдельно нужно сказать, что экономика Украины сильно зависит от ситуации на внешнем рынке, так как она сырьевая и импортозависимая. А девальвация гривны приведет к удорожанию товаров на внутреннем рынке.

Вывод: Экономика Украины находится в состоянии стагфляции — наихудшем состоянии экономики.  С одной стороны, идет спад производства, с другой стороны, непрерывно растут цены. По нашим прогнозам, в 2018 году экономические результаты будут ниже, чем в 2017 году. Власти предстоит «забег» в предвыборной гонке, что усугубит ситуацию, а экономика как была зависима от кредитных ресурсов, таковой и останется.

Внешнеэкономические операции: Европе не понравились торты Roshen

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

Во внешнеэкономических отношениях Украина продолжает быть страной-импортером. По итогам прошлого года отрицательное внешнеторговое сальдо увеличилось на $1,4 млрд или 25,9% по сравнению с 2016 годом, и составило $6,8 млрд. Экспорт товаров и услуг за 2017 год вырос на 17,4% и составил $54 млрд. Импортировали же на $60,8 млрд, это выше экспорта, причем показатель увеличился на 18,1%. С миром мы торгуем, в основном, сырьем: зерновые культуры, руда, металл, постное масло. Интересно, где экспорт «просел»: по данным Госстата, на 0,9% меньше продавать стали живых сельскохозяйственных животных (их в принципе стало меньше из-за новых правил скупки молока в селах), на 6,9% — овощей, на 6,4% — табака. И — удивительный факт — на 15,3% меньше экспортируем «сахара и кондитерских изделий». При закрытии российских рынков сбыта Европа оказалась прохладной к украинским кондитерам.

Просели и показатели экспорта высокотехнологичной продукции, например, «летательных аппаратов» мы продали меньше на 48,7%. Не последнюю роль в этом сыграла ситуация с отказом Антонова от сотрудничества с партнерами в РФ и потеря рынков сбыта, коим была, во многом, та же Россия.

Любопытно также, куда возим товары/услуги. Удельный вес стран ЕС в объеме экспорта товаров составил 35,4 %, стран Азии — 32,5 %, России — 8,5 %. Ввозим, буквально, симметрично: из стран Евросоюза (37,4%), Азии (20,1%) и из России (14,6%). Последняя позиция, впрочем, несправедливо занижена: из РФ мы импортируем самый стратегически важный товар – природный газ, который, правда, оформляется, как европейский благодаря виртуальному — или фиктивному – реверсу. Когда газ, якобы поставляемый западным соседям, отбирается для потребностей промышленности Восточной Украины – а по документам оформляется, как «реверсированный». Но ведь молекула газа остается российской, соответственно, топливная статистика должна увеличивать статистику импорта через восточную границу.

Кабмин, что характерно, признает превалирование импорта над экспортом.

На рост объема импорта товаров в значительном степени повлияет роста цен на энергоносители.  Цены на нефть по сравнению с прошлым годом уже выросли на четверть (цена в пределах 68 долларов за баррель), а Украина импортирует более 80% нефтепродуктов. Кабмин, что характерно, признает превалирование импорта над экспортом. И, по прогнозам подчиненных Гройсмана, разрыв будет лишь увеличиваться: в 2018-м импорт вырастет на 8%, а экспорт — всего на 7,3%. Таким образом, внешнеторговое сальдо составит $7,4 млрд со знаком минус.

Вывод: Реформы не привели к росту доли высокотехнологичной продукции в товарной структуре экспорта, а наоборот, способствовали росту сырьевого экспорта. Украина потеряла традиционные рынки сбыта. Темп рост импорта опережает темп роста экспорта. Динамика роста экспорта сокращается, что ведет к росту дефицита внешнеторгового баланса. В 2018 году сохранится тенденция к увеличению отрицательного торгового сальдо и дефицита текущего счета платежного баланса.

Инвестиции: только треть от нужных для роста экономики $6 млрд ежегодно

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

По оценкам наших аналитиков, ВВП Украины начнет демонстрировать приемлемые темпы роста в случае привлечения ежегодно инвестиций объемом не менее $6 млрд. Несмотря на «прагматичное» кадровое решение по назначению экс-главы Администрации президента Бориса Ложкина в августе 2016-го секретарем Национального инвестиционного совета (созданного, впрочем, в тот же день), о бурном интересе инвесторов к Украине говорить не приходится. В 2017 году чистый приток иностранных инвестиций в экономику нашей страны сократился и составил $2,307 млрд, из которых $0,6 млрд (26,1%) приходится на операции по переоформлению долга в уставный капитал. То есть в реальный сектор зашло всего $1,7 млрд. В этом году приток прямых инвестиций также не вырастет, и по итогам года составит не более $1,5-2 млрд без учета безденежных операций по переводу кредиторской задолженности в уставный капитал.

Деньги, поступающие от приватизации, мы попросту проедим.

«План Б» для власти выглядит неубедительно. На днях Петр Порошенко подписал новую редакцию Закона о приватизации, положив старт приватизации государственного и коммунального имущества. Он убеждает, что речь идет о получении масштабных «инвестиций» в украинскую экономику в виде денег, которые зайдут с продажи предприятий, в т.ч., иностранным инвесторам. В целом, на 2018 год запланировано поступление 21,3 млрд грн (менее $1 млрд). Однако президент умалчивает об одном важном факте: деньги, поступающие от приватизации – это не инвестиции, ими профинансируют дефицит бюджета, т.е. мы их попросту проедим.

Вывод: Так называемые «реформы» в Украине не привели к увеличению притока прямых иностранных инвестиций. За последние четыре года их объем сократился на $15,1 млрд. Для достижения уровня среднегодовых объемов 2010-2013 годов приток инвестиций должен вырасти в 3 раза.

Государственный долг превысит 82% ВВП

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

За 2017 год совокупный госдолг Украины увеличился на $5,3 млрд, или на 7,5%. Сейчас мы должны миру $76,3 млрд, а это 73% ВВП. И, что характерно, правительство продолжает наращивать долг. По закону «О государственном бюджете на 2018 год», совокупный госдолг до конца 2018 вырастет на $2,7 млрд, превысив 82% ВВП. Хотя, напомню, предельно допустимый уровень долга — 60% ВВП, и этот показатель, как видно, нынешняя власть переступила в далеком 2015 году (и останавливаться не собирается).

Треть доходов госбюджета Украина должна направить на выплаты по долгам.

В этом году Украина должна направить из бюджета почти третью часть доходов на выплаты по государственным долгам — 305,9 млрд гривен, в том числе на обслуживание долга — 130,2 млрд гривен. И это без учета долга перед Россией в размере $3 млрд по евробондам (плюс проценты за просрочку). Этот долг Киев не признает, называя «взяткой преступному режиму Януковича».

Вывод: Государство наращивает долги и утратило возможность выполнять свои функции без внешних и внутренних заимствований. Для выплаты долгов Украина привлекает новые займы под высокие проценты. В связи со значительными выплатами по госдолгу, которые обременительны для нашей экономики, дальнейший рост заимствований угрожает финансовой безопасности страны. Также важно, что заемные средства не инвестируются в экономику, а направляются на текущие потребности – простыми словами, проедаются.

Курс национальной валюты: нет факторов для стабилизации

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

За 2017 год курс гривны к доллару девальвировал на 4,1%. Средний курс гривны упал с 25,55 гривен в 2016 году до 26,6 гривен в 2017 году.

От более ощутимого падения гривну спасло повышение цен на сырьевые товары, которые Украина экспортирует. На 40% выросли мировые цены на металл, что позволило перекрыть падение его производства в связи с блокадой и даже нарастить экспортную выручку. На 3-4% подорожало зерно, а рекордный урожай 2016 года позволил увеличить экспорт этого товара на мировой рынок.

В этом году цены на руду и металл расти не будут, даже могут незначительно упасть. Тогда как цены на энергоресурсы (газ, уголь, нефть), которые Украина импортирует (и в весьма значительном объеме), вырастут.  Урожай зерновых и зернобобовых культур, который был собран в 2017 году, сократился на 7,1%. Власть продолжает торговую блокаду Донбасса, и Украина вынуждена будет в дальнейшем импортировать уголь, значит, восстановить доблокадные физические объемы экспорта металла будет невозможно.

Все это отрицательно повлияет на курс гривны. К тому же такие факторы, как дефицит торгового баланса (-$7,4 млрд), низкий уровень иностранных инвестиций ($1,5-2 млрд), предстоящие выплаты внешним кредиторам по долгам ($7,4 млрд), предполагаемое повышение ставки Федеральной резервной системой США содержат огромные риски для стабильности гривны.

НБУ не сможет поддерживать стабильный курс национальной валюты, так как чистые международные резервы Украины низкие —  по сравнению с 2014 годом они сократились в 2,5 раза.

По прогнозу, заложенному в бюджете, к концу текущего года курс доллара вырастет и достигнет 30,1 гривен за доллар. И это при том, что национальная валюта   недооценена по отношению к доллару — номинальный курс гривны ниже паритета покупательской способности в 3,5 раза.

Вывод: Стабильность гривны будет находиться под высокими рисками, так как чистые международные резервы находятся на низком уровне, а тенденции  к увеличению  дефицита  текущего счета  сохраняются. Нынешняя власть не заинтересована в укреплении национальной валюты, так как 50,5% налоговых поступлений в госбюджет собирается на таможне и напрямую зависят от курса валюты. Слабая гривна не привела к стремительному росту экспорта и развитию экономики, зато отразилась на кошельке украинцев, приведя население к обнищанию.

Доходы населения: 72% украинских семей за чертой бедности

Догоняя Судан и Гондурас: что будет с экономикой Украины в 2018 году

В декабре 2017 года средняя зарплата в Украине составила 8777 гривен ($313). По сравнению с декабрем 2013 года, в долларовом эквиваленте сократилась на $140 или 31%. Средняя пенсия по состоянию на 1 января 2018 года (с учетом «осовременивания» Гройсмана) составила 2480,46 гривен ($88), тогда как в декабре 2013 года она составляла $189 или на 53% больше.

10 424 748 пенсионеров (89% от общего количества) находятся за чертой бедности, так как получают доход ниже 5 долларов в день. И это, напомним, несмотря на то, что 2017 год в Украине был объявлен властью годом борьбы с бедностью — в начале года была принята соответствующая Стратегия, а также утверждена методика определения «глубины бедности».

По данным Госстата, реальная зарплата в январе-2018 к январю прошлого года увеличилась на 12,3% (цифра, напомним, «съедается» девальвацией гривны). Номинальные доходы населения, по тем же данным, в третьем квартале 2017 года выросли на 20,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а реальный доход (за вычетом налогов) вырос всего на 0,2%.

Этот показатель не учитывает, что граждане с низким уровнем дохода (таких в Украине теперь большинство) тратят все свои средства на еду. А темп роста цен на такие продукты выше, чем общий показатель инфляции. Так, при индексе инфляции за 2017 год на 113,7%, цены на продукты выросли на 118,3 %. То есть реальные доходы таких граждан не растут, а сокращаются.

72% украинских семей — в статусе бедных.

По одному из социологических методов, в основе которого лежит исследование покупательной способности населения, семья считается бедной, если более 40% ее совокупного дохода тратится на питание. По соцопросам Украинского института социальных исследований им. Александра Яременко, под этот критерий подходит 72% опрошенных. А опрос КМИС в мае 2017-го показал, что «полностью хватает на еду» лишь 50,3% украинцев. И лишь 27% хватает на еду, одежду, а также деньги остаются на накопления.

Прожиточный минимум с января 2018 года не увеличен и установлен на уровне 1700 гривен ($60,57), то есть на уровне порога абсолютной бедности. А от прожиточного минимума рассчитываются размеры пособий социально незащищенным слоям населения: малообеспеченным семьям, выплаты на детей, помощь одиноким матерям, доплаты инвалидам. Это значит, что вся указанная категория граждан находится в полной нищете.

При падающих доходах граждан за 2014-2017 годы цены на услуги ЖКХ были повышены в среднем в 6 раз, то есть до уровня несоизмеримого с доходами большинства населения. Это привело к увеличению задолженности населения за услуги ЖКХ по состоянию на начало февраля до 36,9 миллиардов гривен. 8,8 миллионов украинских семей вынуждены были оформить субсидии, так как их доходы мизерные и не позволяют платить за коммунальные услуги.

Тотальная нищета в стране вынуждает наиболее активных и трудоспособных граждан эмигрировать из страны в поисках заработка. Наибольшее количество украинцев работает в России и Польше.

Вывод: Благосостояние украинцев не растет и находится ниже уровня 2013 года. Новые рабочие места не создаются, а финансирование на социальное обеспечение целенаправленно сокращаются. У большинства граждан нет накоплений для платного лечения и обеспечения себя в старости. А принятые пенсионная и медицинская реформы никак не способствуют улучшению жизни пенсионеров, скорее, наоборот: вопрос выживания наиболее малообеспеченного класса, как в беднейших странах Средней Азии, зависит от их потомков.​  Одна из самых серьезных проблем — утечка мозгов из страны.

Подписывайтесь на Telegram-канал и Viber-паблик Александра Клименко. Больше аналитики и комментариев, оперативные уведомления. Будем на связи!

Статьи
32415

Читайте также

Статьи | 373 | 12.11.2018

Налог на капитал для бедных

Порошенко уже не первый год пиарится на идее замены налога на прибыль налогом на выведенный…

Статьи | 154 | 07.11.2018

Послали, так послали

В парламенте зарегистрирован проект закона №9260, которым, в частности, предлагают облагать налогом международные посылки, стоимостью…

Статьи | 553 | 31.10.2018

Заседание в ООН: у кого ключи от мира в Донбассе?

Выборы в Донбассе, гуманитарная катастрофа и напряженность в черноморской акватории. Вчера состоялось открытое заседание Совета…