Официальный сайт Александра Клименко
Дайджест СМИ | 1664 | 13.01.2017

Александр Клименко: «Мы не должны ходить с протянутой рукой и из-за кредитов терять свои национальные интересы»

Интервью Александра Клименко об экономике Украины и госбюджете на 2017 год

Лидер партии «Успішна країна» в программе «Большое интервью» — об экономическом курсе Кабмина, госбюджете-2017 и рецептах спасения экономики Украины.

Андрей Блинов: В эфире Радио Вести, радио новостей и мнений. Здравствуйте, в студии работает Андрей Блинов. В рамках нашей выездной студии сегодня я беседую с лидером партии «Успішна країна», бывшим министром доходов и сборов Александром Клименко.  Александр Викторович,  здравствуйте. 

Александр Клименко: Здравствуйте.

Андрей Блинов: Украина приняла госбюджет на 2017 год. Уже в третий раз подряд он принимался в 5-м часу ночи. Вместе с тем, документ, на мой взгляд, все-таки отличается от других бюджетов. В первую очередь, некой своей сдержанностью в плане бюджетного дефицита. Я видел вашу экспресс-реакцию. Она выглядит таким образом, что бюджет очень не совершенный. В чем ваши основное замечания к Украинской смете на 2017 год? 

Александр Клименко: Вопрос бюджета – это вопрос не просто сметы. Это финансовое определение жизни страны. Куда она [страна] идет, какие у нее приоритеты и как будет развиваться или, наоборот, не развиваться. Будем стараться быть объективными. Нет белого или черного, есть всегда оттенок. Говоря о плюсах, единственное что можно сказать —  это как раз то, о чем вы сказали, о сдержанности дефицита на уровне 3%. Но вы знаете, вся работа правительства – это одна большая игра в наперстки: где что спрятать, как обмануть. Если смотреть более глубоко, то в бюджете не учтен скрытый дефицит: начиная от задолженности по пенсиям Донецка, Луганска до выпуска облигаций государственного займа для финансирования фонда гарантирования вкладов, скрытого дефицита Нафтогаза и прочих вещей, которые влияют на показатели бюджета. Что касается конкретных минусов. Прежде всего — это военный бюджет. Расходы на оборону и безопасность повышены и достигают порядка 130 млд грн.  Для экономики —  а мы сегодня говорим об экономике — нужно заканчивать войну на Донбассе. Это политическое решение, которое стоит краеугольным камнем во многом и дальше не дает стране двигаться. Второй момент — модернизация военной мощи должна быть, но она должна быть постепенной. И я уже не говорю про то, что сегодня этот фактор [войны] используется властью как последний бастион, которым прикрывает все неудачи. Почему у нас все плохо? Потому что война! Потому что есть агрессор! И эта риторика, которая навязывается, она абсолютно пагубная для Украины. Притом, не секрет, что военная тема для многих групп и группировок сегодня стала бизнесом.

Андрей Блинов: Скажите, вы упомянули про дефицит компании Нафтогаз Украины. Надо сказать, что вследствие повышения цен на этот ресурс, впервые в 2016 году в этой компании, в этой нефтегазовой корпорации ожидается прибыль, где-то на уровне 21 млд. грн. Все-таки уточните, о каком дефиците этой компании вы говорите, потому что если с учетом того, как подорожали отпускаемые этой компанией энергоносители, еще у них будет дефицит, ну тогда вообще не очень понятен смысл реформы. 

Александр Клименко: Если говорить о НАК Нефтегазе, здесь две составляющие. Первая, это устройство самого предприятия и те долги, которые не обеспечены. Я вернусь к своему тезису, что вся работа правительства – это игра в наперстки. На бумаге все выходит по одному, а на выходе мы с вами увидим опять-таки дефицит, который будет за счет госбюджета, я в этом не сомневаюсь, откорректирован. То ли выпуск бумаг государственного займа, то ли еще каким-либо способом. Потому что сама работа этой госкорпорации, она абсолютно не прозрачна. И второй момент. Давайте посмотрим, за счет чего сегодня поднимаются доходы [НАК Нефтегаза]. За счет того, что государство залазит в карман каждого украинца через тарифы.  Когда мы работали в правительстве и разговаривали с МВФ, у нас тоже вопрос тарифов был очень острым. И каждый раз все консультанты говорили – поднимите тарифы. На что мы занимали четкую позицию, что сначала нужно провести реформы, а именно внедрить технологии энергосбережения и систему учета. Повысить доходы населения, и лишь потом приходить уже к вопросу поднятия тарифов. При этом попутно увеличивая инвестиции, господдержку предприятиям, которые работают на энергонезависимость. Это пример и работы биоэтанола, это пример и тех компаний, которые хотели добывать сланцевый газ, и это переговоры с Китаем по переработке угля в газ. Это целая большая программа.

Андрей Блинов: Я с Вами могу согласиться, с точки зрения желательности такой последовательности. Вместе с тем, когда у вас нет денег, когда у вас резко возрастают расходы, в том числе на боевые действия, когда у вас резко сокращаются доходы, в силу проблем экономики, в силу сокращения территории населения, в силу обрыва части внешнеэкономических связей, совершенно понятно, что вам необходимо где-то эти ресурсы брать. И все страны, которые проводили либерализацию цен, в том числе на энергоносители, они шли именно этим путем, потому что в какой-то момент ждать просто невозможно. Я, например, абсолютно убежден, что в 2014 году, одна из ключевых проблем девальвации и начала роста цен, это было финансирование дефицита Нафтогаза, что собственно потребовало того самого повышения цен. Но сейчас, судя по тому, что говорит руководство корпорации, получается, что у них все-таки нет дефицита. Мне кажется, может быть вы путаете дефицит Нафтогаза и деньги, которые необходимы на субсидии, которые выделяются через Министерство соцполитики? Там действительно больше 50 млрд. 

Александр Клименко: … Вы каждый раз апеллируете к тому, что есть заявление чиновника, за которым последует действие. Я говорю: за эти три года заявление чиновника не равно действию, которое он декларирует. Следующий момент – мы сегодня говорим, о том, что Украина оказалась [в ситуации], когда нет денег. Даже в этом моменте я поспорю с Вами и предложу альтернативу. Не потому что все плохо. Если говорить о наполнении госбюджета, сегодня есть два источника. Первый —  это непосредственно человек, украинец, у которого можно забрать [деньги] путем военного налога, повышение коммунальных тарифов, повышение цен в том числе, я уже не говорю про налоги…

Андрей Блинов: Подождите, это разные направления, есть налоги, есть цены. Все-таки давайте не будем говорить, что коммуналка идет в бюджет. 

Александр Клименко: Хорошо, давайте на налогах остановимся. Можно забрать налоги у человека. А мы предлагаем альтернативу — забрать налоги у крупных финансово-промышленных групп. Мы говорим о трансфертном ценообразовании, которого нет в бюджете. И объяснить его отсутствие достаточно сложно. Я имею право об этом говорить. Потому что в 2013 году я был непосредственно инициатором, драйвером этих изменений. И мы обсудили закон с бизнесом, обсудили в ВР, приняли и он действовал. Пока в феврале [2014 года] не перенесли срок на год, а потом просто выхолостили все, весь смысл закона. А там миллиарды. И каждый раз заявляю я, заявляет партия, о том, что это направление налогообложения доходов в бюджет может принести миллиарды, тем самым убрав фискальное давление с простого человека, с простого предпринимателя.

Андрей Блинов: Мы очень логично подошли к теме налогообложения в Украине. По вашему мнению, во-первых, каким должно быть налогообложение так называемых ФОПов или единоналожников, то есть небольших предпринимателей занимающие микробизнесом или малым бизнесом? 

Александр Клименко: Вы знаете, я всегда выступал, выступаю и буду выступать за максимально содействие развитию малого и среднего бизнеса. В чем это заключалось ранее? … Мораторий на проверку малого бизнеса – это инициатива, которую моя команда внедрила… И в результате мы получили более чем на 50% роста категории [малого и среднего бизнеса], более чем на 200% рост платежей в бюджет. Мы отменили проверку кассовой дисциплины и заменили ее онлайн сервисом. Это был большой-большой вопрос, когда каждый раз налоговики приходили, проверяли чеки – это была коррумпированная машина. Все предприниматели жаловались. Мы просто изменили порядок администрирования, ввели IT-технологии… Я считаю, государство должно поддерживать [предпринимателей] и не вмешиваться. Поддержка заключается в том, что должны быть стабильные правила, которые не меняются каждый год. И второе, не менее важное – это ресурсы, длинные ресурсы для развития бизнеса.

Андрей Блинов: Продолжается интервью Александром Клименко на Радио Вести. Мы с Вами только что говорили о малом бизнесе. А Вам сейчас поставлю вопрос, который не очень часто ставят, потому что не все обсуждают, как давят малый бизнес. Но если вы посмотрите на статистику трудоспособного населения, то увидите, что в Украине есть до 10 миллионов людей, которые относятся к трудоспособному населению, но при этом, так или иначе, на рынке труда не появляется. Не появляется в очередях в фонд занятости, не платит налоги. Возможно, часть этого населения работает заграницей, а часть работает полностью нелегально. Это не значит, что они занимаются оружием, наркотиками или какими-нибудь драгоценностями, то есть открытым криминалом. Но вместе с тем, это большое количество людей, которые не светятся как предприниматели. Это могут быть таксисты, это могут быть различные курьеры и спектров таких людей очень много. Как быть? Получается определенная несправедливость. Вы предлагали облагать налогом большие корпорации, вы предлагаете облагать налогом богатых, следить, чтобы уплачивали налоги те предприниматели, которые работают в белую, но при этом несколько миллионов людей – они фактически выпадают из этого круга и получается, что ставка их реального налога — просто ноль.

Александр Клименко: Вы подняли проблему, с которой в Украине борются более 25 лет. Если сказать в двух словах, это зарплата в конвертах. Это теневые доходы, которые налогом не облагаются. Но при этом я всегда последовательно выступал и буду выступать за главный тезис налогообложения — за справедливость.  Чем отличается учитель или врач от того предпринимателя, который получает налоги. Учитель, врач – платит налоги со своей зарплаты, а теневой предприниматель, который получает зарплату в конверте — не платит. Но здесь нужно идти двумя путями на встречу друг другу. С одной стороны – это понижение ставок налогообложения доходов, в данном случае зарплат, налог на доходы физлиц…

Андрей Блинов: …Фонд оплаты труда. 

Александр Клименко: Да, абсолютно правильно. Его нужно понижать.

Андрей Блинов: Получается, вы поддерживаете нынешнее правительство, потому что в 2015 году правительство приняло решение понизить ставку ЕСВ до 22%. У нас уже сегодня суммарно этот налог составляет 41,5%, когда еще недавно он превышал 50%. 

Александр Клименко: Я поддерживаю тренд, я не поддерживаю действия правительства. Я еще раз говорю: нельзя поддерживать то, что тебя постоянно обманывают.

Андрей Блинов: А как можно делить действия правительства и тренд? 

Александр Клименко: Понижение налогов на фонд заработной платы – это абсолютно правильно. Но опять-таки, если мы возьмем предложение нашей партии, то мы говорим, что нужно понизить еще больше — с 22% до 15%.При этом из них 10% должны идти в бюджет, а 5% оставить на счет человека, чтоб он мог непосредственно делать накопления и распоряжаться ими в будущем. Или мог оплачивать свои необходимые расходы, на лекарства и те соцнужды, которые есть. Тем самым мы даем понимание человеку, что это есть его деньги, а не какие-то мифические деньги в будущем… Если мы дадим людям возможность частью этих денег распоряжаться уже сегодня…, человек, который получает деньги в конверте, будет понимать, что он проигрывает уже сегодня, проигрывает в будущем. Но при этом нужно доверие к государству…

Андрей Блинов: Вы поймите, что идею поставить налог на фонд оплаты труда в 15% поддержит любой политик, любая политическая партия. Вместе с тем представьте, что как только вы это решение примите, к вам прийдет министр финансов, к вам придет МВФ и скажет, как нам компенсировать выпадающие доходы. Потому что даже после снижения ЕСВ, в среднем, с 37,5 до 22 млд, у нас получилось там порядка сотни миллиардов выпадающих доходов. Вы же видите, как резко подскочил дефицит пенсионного фонда.

Александр Клименко: Ко мне с этим вопросом, в мою бытность [министром], приходили не раз, в том числе МВФ. Я всегда говорю: смотрите, если мы боремся за доходы, то давайте я вам покажу 3-4 способа, с том числе трансфертное, как мы эти доходы…

Андрей Блинов: Покажите, какие это 3-4 способа. 

Александр Клименко: Прежде всего, трансфертное налогообложение. Там мы говорим о миллиардах. Если сегодня возьмем страны Европейского союза, возьмем пространство СНГ, сегодня трансфертное ценообразование- это норма жизни. КИК – это контролируемая иностранная компания, и их налогообложение-это норма жизни. Украина в этом плане сегодня – один большой оффшор. Получается, у нас есть одна громадная дыра, куда улетают миллиарды, а мы пытаемся по струйкам как-то перекрыть, чтобы что-то найти… Сегодня Украина, отчасти, феодальная страна, где есть кланы, у кланов есть свои представители, которые защищают интересы и бороться за них…

Андрей Блинов: Ну хорошо, трансфертное ценообразование, другие какие? 

Александр Клименко: Доверие.

Андрей Блинов: Доверие кого к кому? 

Александр Клименко: Государства к бизнесу. Когда предприниматель будет понимать, что у него есть фонд заработной платы, который он готов экономически оплатить. С другой стороны, заплатить в конверте, нет этой системы. Я сейчас говорю о системе обналичивания.

Андрей Блинов: Все о ней говорят. О ней говорили вы, что ее преодолеете, о ней говорили потом пришедшие после вас. Все равно эта система существует. Даже после падения многих банков, которые этим занимались, все равно находятся…

Александр Клименко: Потому что это системная работа.

Андрей Блинов: …Потому что она системно выгодна, у нее есть экономический смысл. 

Александр Клименко: Но когда начали бороться, у нас [собранный в бюджет] НДС, если брать в средних показателях, с 3 млрд. вырос до 7 млрд. и побил все макропоказатели. Потому что мы как раз с ней [системой обналички] боролись, и это была системная работа. Но я ставлю себя на место предпринимателя, который понимает: он сегодня может обналичить там 100 грн, потеряет на этом какой-то процент и имеет в будущем уголовные проблемы. А это проблема, которая рано или поздно к нему прийдет. Или он имеет экономические возможности выплатить зарплату сотрудникам, и это важно. Государство делает ему шаг на встречу. Каким образом? Понижает цены. Ведь это комплексная программа.

Андрей Блинов: В целом государство может понизить, если оно снизит налоги?

Александр Клименко: Понижая налоги на зарплату, помогая предприятиям по модернизации. Вот это комплексная программа партнерства. Я Вас уверяю, бизнес пойдет навстречу.

Андрей Блинов: Хорошо, Вы говорили, что у Вас 4 таких способа. Какой третий? Рекомендовать компенсаторы и покрыть дефицит, в первую очередь социальной системы, связанную со снижением налогов на фонд оплаты труда. 

Александр Клименко: Абсолютно правильно. Мы с вами проговорили о трансфертном ценообразовании, мы говорили о понижении налогов на заработную плату, дополнительное стимулирование предпринимателей, бизнеса, для того чтобы создать им выход в легальную, белую часть. Мы говорили о борьбе с конвертацией. Налоговая система, НацБанк, вполне способен замкнуть эту систему и сделать ее невозможной. И третий момент, пожарная мера, которую надо делать сегодня, представляя бюджет – это повышать платежеспособность бюджета.

Андрей Блинов: Каким образом повышать? Просто поднять зарплату? Вот Гройсман повысил до 3200. 

Александр Клименко: Повышение заработной платы, которое провел Гройсман – это опять таки, игра в наперстки. Потому что это это повышение зарплаты, кроме давления на бизнес, дополнительно, не дает ничего. Давайте посмотрим, средняя зарплата в Тернопольской области 3760 грн. Минимальная теперь вдруг стала 3200. Произошел какой-то промышленный подъем? Нарощен потенциал? Или просто, минимальная зарплата [ее повышение] нужна, чтобы поставить планку, от которой будут дополнительно платиться налоги?  Мы понимаем, что сегодня бизнес говорит не о развитии, а о выживании. И бизнес уйдет в тень. Еще больше усугубится проблема зарплаты в конвертах. Потому что бизнес будет сокращаться [в части выплат официальных зарплат], вместо половины ставки для сотрудника оставлять 0,25. Потому что сегодня нет экономической возможности оплачивать данную минималку… Будет инфляция, будет очередное ослабление национальной валюты. Ни больше, ни меньше. Поэтому вот эти меры — они декларативны. Это пиар меры, они к нуждам экономики вообще не имеют никакого отношения. 

 

Андрей Блинов: Продолжается эфир на Радио Вести, в студии Александр Клименко, лидер партии «Успішна країна», бывший министр доходов и сборов Украины. Понимаете, вот мы сейчас говорим о налогах, я почти за полчаса разговора не услышал ни разу любимый лозунг последнего десятилетия. Его называли все политики — это налог на недвижимость и налог на роскошь. В значительной мере, практически все люди, имеющие отношение к фискальным органам, к доходам и сборам, к министерству финансов, всегда говорили о том, что вот он реальный компенсатор налогообложения богатых. Именно не корпораций, а физлиц. Мы уже знаем по электронному декларированию, сколько в стране богатых и уже можем знать, сколько их есть среди тех, кто эту декларацию еще не подавал. Какие Ваши предложения по налогообложению недвижимости и роскоши? 

Александр Клименко: Касаемо роскоши – все очень просто. Первым этапом ввода налога на роскошь как раз должен быть налог  по факту электронного декларирования. Это однозначно сегодня необходимо Украине, и это мировая тенденция, практика.

Андрей Блинов: Так давайте разложим, роскошь — это что? Потому что идет обсуждение…это шуба, машина от 30 тыс дол или от 50? Это что? 

Александр Клименко: Считаю, налог на роскошь должен исходить из доходов. Что должно попадать? Самолеты, яхты… Но опять-таки, нужно понимать, что 90% их в Украину завезено на временный ввоз, необходима процедура с таможенной фиксацией. Или сразу их налогооблагать [на въезде в Украину], дабы их собственники не уходили от налогообложения. …Касаемо шуб, золота, украшений, я когда-то вел эту дискуссию. Я спрашивал, а как это администрировать? Лозунгами говорить хорошо, как это администрировать? Как администрировать дорогие часы?  Налог на роскошь необходимо вводить поэтапно, начиная, с тех предметов, что не вызывают у общества дискуссий и там,где это возможно в части администрирования.

Андрей Блинов: Но администрирование тогда получается – это машины, потому что у нас там получается, есть номерные знаки, они регистрируются в органах МВД и недвижимость – это реестры. То есть Вы выступаете за один единый прозрачный реестр всей недвижимости Украины. А земля? 

Александр Клименко: Тоже. Но здесь нужно аккуратно смотреть. Важно с водой не выплеснуть и ребенка. Когда сегодня введен налог на недвижимость, то он к налогу на роскошь никакого отношения не имеет. Наша партия предпринимает достаточно успешные попытки, мы обжалуем несправедливое введение данного налога и в судах отменяем решения местных советов.

Андрей Блинов: Но подождите, органы власти решили, что роскошь начинается от 60-120 кв метров, соответственно для городской квартиры или загородного дома. 

Александр Клименко: А тут вопрос – это есть роскошь?  Когда мы возьмем сельский дом, к примеру, и мы увидим ту несправедливость, когда и сарай, и бани будут попадать туда [под налогобложение].

Андрей Блинов: А Вы к чему пытаетесь приравнять? К кадастровой стоимости? 

Александр Клименко: Мы предлагаем привязать к жилой площади, но большим объемом, большей площадью.

Андрей Блинов: А не получится так, когда стоимость администрирования такого налога просто окажется чрезмерной? 

Александр Клименко: Нет. Все должно быть максимально автоматическим. Когда мы рассматривали внедрение налога на недвижимость, я, как министр, выступал за то, чтобы не попали [под налогообложение] пенсионеры, жители хрущевок. Важно, чтобы суть налога была соблюдена. Но для этого должны быть подтянуты электронные базы БТИ, и ситуация должна быть не в ручном режиме, а в автоматическом. И поэтому государство должно взять на себя обязательство, привести это в электронный вариант, удобный для администрирования. И это уже взаимодействие налоговых органов и местных, и мы эту работу начинали вместе с БТИ, с местными советами.

Андрей Блинов: Хорошо. По мнению господина Клименко, где начинается роскошь, вот, допустим, по жилью? 

Александр Клименко: С квартиры от 300 кв м.

Андрей Блинов: Хорошо. Сейчас мы все знаем о том, что правительство закладывает на 2017 год очень скромные темпы экономического роста, до 3%. Многие это называют восстановительным ростом. И все говорят, что экономический рост, конечно, неоходимо в таких условиях стимулировать. Потому что рост настолько слабый, что вернуться на уровень 2013 года удастся в лучшем случае через 10 лет. Я цитирую бывшего губернатора Одесской области, Саакашвили. Какие методы экономической политики Ваша партия предлагает? 

Александр Клименко: Прежде всего, пожарная мера, как я уже говорил, это повышение платежеспособности населения. Второй момент — это запуск больших инфраструктурных проектов. Партия в данном случае, предлагает направить деньги на восстановление Донбасса. Это известная экономическая теория.

Андрей Блинов: Вы же понимаете, что украдут в этой ситуации, потому что, кто будет контролировать? Деньги можно направить, при одном условии, если будет очень жесткий контроль и никто не возьмет лишней копейки? 

Александр Клименко: Абсолютно вы правильно говорите. Но мы сейчас с вами от идеи переходим к вопросу администрирования. Прежде всего, в плане администрирования, это, конечно, локация [привлеченных подрядчиков]. Это 90% отечественного производителя, иначе это не имеет смысла. И конечно, система контроля, в том числе и общественного контроля, должна быть достаточно четкая. Мы, как партия, предлагаем и готовы взять ответственность в этом направлении… Потому что у нас одна из лучших команд по Донбассу, общественная инициатива «Восстановление Донбасса», которая уже более 2,5 года работает. И мы имеем реальные наработки в этой сфере.

На пороге глобальные изменения мировых экономик. Время печатания денег, оно закончено, и мы сейчас будем видеть ситуацию, как она будет меняться. Где же место Украины в этом всем? Что мы должны делать?  Сегодняшний рост, если мы уйдем в номинальный ВВП, факт его роста абсолютно не означает рост реального продукта. Можно много играться с цифрами, подтасовывая статистику, но важно, что чувствует человек, простой человек. Мы говорим, что сегодня, часть военного бюджета нужно перераспределить в пользу повышения зарплат бюджетникам, приведения прожиточного минимума. Да, это социальные вещи, которые стимулируют рост внутреннего рынка. Второй момент-это крупные инфраструктурные проекты. Давайте понимать, война на Донбассе должна быть закончена. Это политическое решение, за которым стоит масса других решений, в том числе экономических, в том числе, прорыв для страны. Мы можем сейчас говорить о донбасском угле, который необходим Украине. Можем говорить о том промышленном потенциале, который есть. В конце концов, о людях, которые находятся там. Донбасс —  часть Украины. И Донбасс может быть тем большим инфраструктурным проектом, который может дать возможность создать новые рабочие места. Ведь сегодня мы говорим о безработице. Когда мировая экономика истощена, государство должно выступить этим драйвером [по созданию рабочих мест в стране]. Мы сегодня можем говорить о национализации ПриватБанка, куда государство собирается влить миллиарды. А точно это самое правильное применение денег?

Андрей Блинов: Вот понимаете, какая история. Я почему вам достаточно серьезно оппонирую именно [в вопросе] выделения государственных денег на инфраструктурные проекты, потому что мы помним, в частности Евро 2012, когда в течение его реализации, на дороги на стадионы, на аэропорты. Ну, к сожалению, смета увеличилась практически вдвое.  Я понимаю, что это соответствует анекдоту о строителях, что им нужно в 3 раза больше времени и в 2 раза больше денег. Тем не менее мы ж прекрасно понимаем, что деньги использовались неэффективно. Точно так же я могу с вами согласиться, что расход на оборону не прозрачен и мы не видим роста, например в секторе машиностроения, связанного в частности с обслуживанием боевых машин, техники и прочих ВВТ. Почему Вы не говорите о том, чтобы все-таки разделять риски между реализаторами идеи и государством. Например, о масштабной программе компенсации процентных ставок. Я от всех политиков слышу: да у нас высокие ставки по кредитам, да, их нужно снижать, но нужно каким-то образом давать. Дальше следуют любые инициативы от печатания денег до принуждения госбанков выдавать дешевые кредиты. Почему не сделать абсолютно нормальный механизм распределения рыночных рисков, то есть по стратегическим областям. Допустим, пусть государство компенсирует там… я не знаю, 10% годовых, но риски тогда делятся между предпринимателем и между государством. И вот ответ на этот вопрос мы сможем услышать в следующей части. 

Заключительная часть интервью с Александром Клименко. Только что успел Вам поставить в предыдущей части вопрос о том, что же все таки делать с идеей компенсации ставок по кредитам? Украина может потянуть такой механизм и что мешает, причем всем правительствам много лет? 

Александр Клименко: Мешает система. Понимаете, бизнесу тяжело выпрашивать. Где есть чиновник, там всегда есть коррупционные риски. И так везде, на каждом этапе. Если мы убираем эту прослойку или минимизируем его [чиновника] влияние, то мы выходим на результат. Начиная с мелочей – как например когда мы сделали максимум для того, чтобы 90% налоговой отчетности сдавалось в электронном виде, чтобы не было составляющей, так и здесь. Я за государственные программы. Государство должно брать на себя риски. Давайте посмотрим например на сельское хозяйство. Закончился сезон, и что мы увидели? Когда было принято решение о том, что перевозка должна ограничиться на машинах не больше 20 тонн. Парко-подвижного состава не хватило. Я разговаривал с одним из фермеров, который говорит: у меня стоит кукуруза, на элеватор я ее везти не могу. Соответственно, если я ее не везу на элеватор, у меня не будет сушки и она сгниет.

Андрей Блинов: Ну, послушайте, все это… на самом деле в Украине не поставили весовые комплексы и продолжают возить с превышением нагрузки на ось 11 тонн. Постоянная дискуссия, почему опять проблемы возникают с дорогами.

Александр Клименко: Но вопрос даже не в дорогах, а в том что государство не обеспечено подвижным составом. И если мы с Вами посмотрим на статистику, сколько вагонов подвижного состава списывается и производится, то мы видим, что эта проблема…грубо говоря на 20 новых вагонов списывается 100, и мы постоянно идем к коллапсу.

Андрей Блинов: В том-то и дело, что не должно государство заниматься вагонами или заниматься зерновозами. 

Александр Клименко: Государство должно обеспечить инфраструктуру и помочь запустить заводы, чтобы те могли произвести непосредственно полувагоны. Так это работает. Государство берет на себя риски. Я не открою Америку, если скажу что Украина находится, скажем так, в эффективном месте [по транзитному потенциалу], и логистика может стать одной из прорывных точек. Но сегодня нет позиции государства, а бизнес не может в сегодняшней экономической ситуации брать на себя все риски. И если мы говорим о компенсации ставок, то это закончится отказами, закончится походами бизнеса по кругу.

Андрей Блинов: Ну, так подождите, что значит – дайте дешевый ресурс, где его взять? Взять из бюджета и сказать, что мы дадим предпринимателям, завтра вся пресса, все общество будет говорить, что дали друзьям президента, премьер-министра, не важно кто будет на тот момент президентом и премьер-министром. Но в итоге выяснится, что это были его компании. Это история Украины, как минимум последних 10 лет. 

Александр Клименко: Важно, чтобы все было прозрачно. И сегодня этот процесс обеспечить можно. Да, вопрос недоверия будет большой. Но знаете, все бывает первый раз. Когда я пришел работать в налоговую службу, мне тоже говорили: ты ничего не изменишь. А мы изменили. Убрали очереди, открыли 560 сервисных центров, масса вещей…не буду затягивать на этом время. Должны появиться политики, которые будут готовы взять на себя ответственность. Мы, наша партия, и есть такая команда.  Второй момент. Мы говорим о том, чтоб эти реформы должны позволить получить реальные доходы простым украинцам. Вот это важно. И как только человек почувствует, что у него есть возможность развиваться в Украине, что его доходы выросли и есть прозрачность процедур, то мы увидим небывалый всплеск энтузиазма…

Андрей Блинов: Знаете, когда говорят о доверии и прозрачности, возникает ощущение, что не было в истории Украины компании «Ливела», не было в истории компании ВЭТЭК Сергея Курченко. Когда возникают люди и их структуры, которые растут на чем? Растут на том, что они где-то имеют возможность не уплачивать налоги, в частности. Мы же помним, это то самый ввоз топлива беспошлинно. Мало того, что от этого страдает конкуренция, но от этого в целом страдает и бюджет. И вот те возможности, о которых Вы говорите, они всегда возникают. 

Александр Клименко: …Касаемо историй разных компаний, нужно  смотреть, где есть правда, где есть ложь. Да, все бывает, но времена меняются, надо идти дальше, надо делать…Смотрите, мы говорим по Донбассу. Я не могу не вернуться к этой теме, так как это моя родина, и она меня беспокоит. Нужно проводить международную конференцию, надо брать доноров, надо брать помощь. Но что важно, Вы абсолютно правы, процедуры должны быть прозрачными, ни одна копейка не должна быть украдена. Я спрашиваю, тяжело это организовать, если есть политическая воля? Вообще не тяжело. Вы знаете, в свое время, когда был вопрос борьбы с коррупцией, я пригласил в министерство самых лучших специалистов по борьбе с коррупцией в мире. Из Великобритании, Польши, все были. Я сказал: смотрите, я министр, что мне нужно делать пошагово. И мы делали. Еще раз говорю, это вопрос политической воли. Но без этих изменений все наши погути перезагрузить экономику будут не более чем латанием дыр. Не будет капитального ремонта.  Мы должны сегодня говорить о том, что KPI работы правительства – это созданные рабочие места, это модернизация…

Андрей Блинов: Вот правильно говорите, и все чиновники говорят этими штампами. Дальше следует вопрос, на который сложнее ответить – рынки сбыта. Куда это все сбывать? 

Александр Клименко: У меня есть преимущество, я не чиновник.

Андрей Блинов: Я тоже не чиновник. 

Александр Клименко: Вы говорите, все чиновники говорят. Я — не чиновник.

Андрей Блинов: Ну, вы бывший чиновник. Вы в любом случае знаете, как работать. 

Александр Клименко: Но я сегодня знаю и систему с позиций бизнеса. Я пришел [на государственную службу] из бизнеса.

Андрей Блинов: Хорошо, где те самые рынки сбыта. Мы пришли к тому, что украинец беден, у него денег нет, большинство находится на грани бедности. Далее, мы говорим о том, что значительная часть рынков сократилась. Переход в аграрный статус государства связан с потерей машиностроительных и металлургических рынков, а не с чем-то другим. Где рынки? 

Александр Клименко: Везде. Рынки и на Востоке, и на Западе. Мы должны развиваться не в угоду кредиторам и рассказывать, а непосредственно ставя [во главу угла] свои интересы. Нам выгодно торговать с Россией. Сегодня это не популярная тема, о ней боятся говорить вслух. Я выступаю на экономические торговые отношения с Россией, с Польшей, с другими странами. Я выступаю за то, что мы свои национальные интересы должны отстаивать. Каким способом поддерживать экспорт? Я Вас опять верну во времена, когда я был министром доходов и сборов. Я увидел, что наш экспортер, приходя на рынки других стран, он там сам, даже не знает куда пойти. Я был инициатором того, чтобы при посольствах были сделаны отделения, представительства, которые кооперировались с налоговыми органами, таможенными и помогали. В свое время при министерстве также мы создали мощнейший инвестиционный совет, куда входили предприниматели, где мы говорили о повестке дня, которая их волнует. Не мы себе придумывали, как работать, а спрашивали у бизнеса. Давайте спросим, какие сегодня проблемы у экспортеров? Они Вам скажут: у нас есть сегодня большие заказы, но там нет предоплаты, там нет аккредитации. Помогите нам документами разрешительными, упростите таможенные процедуры, дайте нам ввоз технологического оборудования с рассрочкой. Это все может сделать государство.

Андрей Блинов: Вот давайте о национальных интересах. Пожалуй, заключительный вопрос. Что во главу угла должна ставить Украина, украинское правительство —  не важно, какие там лица — в отношении с международными организациями? То есть, как субъект международного права, Украина, соответственно должна что-то желать от этих международных организаций и сотрудничества с ними. Чего именно? 

Александр Клименко: Я Вам скажу, наверно, очень жесткую вещь. Прежде всего —  не потерять субъектность. Потому что сегодня Украина, фактически, зависит от внешних кредиторов, в том числе от [Международного] валютного фонда.  Украина теряет субъектность, становится объектом. Фактически, переходит под внешнее управление. Во главу угла мы должны ставить свои национальные интересы, исходя из того что нам выгодно, а что нам не выгодно. И в том числе, если мы говорим сегодня о выплатах по [внешним] долгам, нужно разговаривать о тех условиях, на которых были получены кредиты и тех условиях, на которых мы можем себе позволить их выплатить. 

Андрей Блинов: То есть Вы предлагаете списание частично… 

Александр Клименко: …или списание, или рассрочку. Но я однозначно выступаю за то, что процент, который мы будем платить с роста, не должен противоречить национальным интересам.

Андрей Блинов: Что еще на повестке дня?

Александр Клименко: Определение и отстаивание своих интересов. Не плясать под [чужую] дудку. Опять приведу пример из жизни. Когда мы разговаривали МВФ, и они мне говорят: уберите льготы по аграриям, ну это ж доходы. Я говорю: Вы понимаете, что хотите сегодня нас загнать в производство монокультур, а все остальное, товары с высокой добавочной стоимостью, продавать нам [из Европы]? То есть мы продаем вам зерно за доллары, а потом за эти доллары купим у вас макароны, молоко, сметану и прочее. Вот этого быть не должно.

Андрей Блинов: Ну так не работайте с МВФ, работайте с Мировым Банком, работайте с ЕБРР, берите кредиты на развитие инфраструктуры. 

Александр Клименко: 100%. Как раз я и партия заявляем: мы не должны ходить с протянутой рукой и из-за кредитов продаватьсвои национальные интересы. Это недопустимо. Если наш национальный интерес – развитие аграрного сектора, то мы должны понимать и искать партнеров, там, где можем. Китай. Россия. Но мы точно не должны слепо выполнять волю кредиторов, которые преследуют свои цели. И их цели — это точно не развитие, это не сильная Украина. Это наша цель – сильная Украина. Успешная Украина.

Андрей Блинов: Мы в выездной студии Радио Вести. Это было интервью с Александром Клименко, лидером партии «Успішна країна», бывшим министром доходов и сборов Украины. До свидания! 

Ссылка на источник: Радио Вести

Фото: radio.vesti-ukr.com

1664
Яндекс.Метрика