Официальный сайт Александра Клименко
Статьи | 231 | 05.09.2017

Миротворцы и шанс на оттепель

Сегодня годовщина Минского протокола, он же Минск-1. Документ был подписан 5 сентября 2014 года, и его главной целью было установление мира на Донбассе.

По прошествии трех лет все больше кажется, что конфликт заморожен. Причем для миллионов наших граждан это не просто такая фигура речи. Они уже который год своими глазами видят обросшие мхом дыры от тяжелых орудий, заросшие травой окопы и противотанковые ежи на въезде в город, заколоченные окна в доме напротив.

Но надежда умирает последней. И в последнее время создается впечатление, что шансы завершить войну и восстановить регион все-таки есть.

Накануне Дня Независимости под давлением западных кураторов Порошенко заявил о необходимости введении миротворческой миссии в наш восточный регион, сегодня – Путин. При чем, судя по всему, Порошенко действитель сделал это заявление без особого желания и уже думает как «вернуть все взад». Надежда на то, что сделать это ему не дадут те же силы, которые заставили заговорить о миротворцах в принципе.

Объясню, в чем разница между двумя озвученными предложениями по введению миротворческой миссии на Донбасс.

МИРОТВОРЧЕСКАЯ МИССИЯ. ВАРИАНТ ПОРОШЕНКО (читайте – Запада). Предлагается, чтобы миротворцы были размещены на границе так называемых ДНР-ЛНР с Россией. В обсуждении упоминается и возможность размещения миротворцев на всей неподконтрольной территории.

Такой план дает понять, что агрессор – Россия. И охранять восточный регион надо от РФ.

МИРОТВОРЧЕСКАЯ МИССИЯ. ВАРИАНТ ПУТИНА. Предлагается, чтобы миротворцы были размещены на линии разграничения. То есть на блокпостах между так называемыми ДНР-ЛНР и подконтрольной Киеву территорией. И чтобы они использовались, прежде всего, для защиты миссии ОБСЕ.

Такой план говорит о том, что конфликт внутренний, а война на Донбассе – гражданская. И охранять восточный регион надо от украинской армии.

То есть предложения, как вы видите, диаметрально противоположные.

Здесь нужно добавить, что Украина, как сторона, которая должна инициировать направление миротворцев на свою территорию, должна и аргументировать свою просьбу. Детально описать ситуацию на месте. И здесь перед Порошенко, который, якобы, планирует выступить на спецзаседании в Совбезе ООН в конце сентября, стоит вопрос.

Если он заявит об агрессии со стороны России — значит Порошенко просит миротворцев ООН вмешаться в войну двух государств. А в таких историях они не участвуют.

Если Порошенко не говорит об агрессии России, то значит он должен признать — у нас имеет место внутренний конфликт. Пойдет ли он на это?

Если каким-то чудом и пойдет — здесь мы имеем следующий логичный вопрос. Если у нас внутренний конфликт, то кто является второй стороной? С кем-то же «с той стороны» нужно вести переговоры о введении миротворцев! Учитывая, что Порошенко не рассматривает ДНР и ЛНР как стороны переговоров и всячески уклоняется от минского формата — с кем он собирается договариваться?

Мы будем оптимистами в прогнозе и дойдем до того момента, когда Совет безопасности ООН принимает решение по сути вопроса. Здесь нужно вспомнить о процедуре принятия решений организации.

Существует право вето. Оно позволяет отвергать проект любой содержательной резолюции ООН, вне зависимости от уровня поддержки, которой пользуется проект. Это право есть только у пяти стран: США, Китая, Великобритании, Франции и России.

Соответственно, вариант, озвученный Порошенко, не пройдет, если на то не будет согласия РФ.

Тогда как вариант Путина может быть проголосован, даже если Украина будет против. Но если при этом против не выступят четыре другие постоянные страны-члена ООН.

В данном случае для них все зависит от двух аргументов.

Если условная Великобритания наложит право вето на резолюцию, предложенную Россией, то, во-первых, страна должна будет четко аргументировать своим гражданам, почему она так поступила. Так как каждый представитель там отстаивает интересы исключительно своего государства. Во-вторых, это будет чревато не самыми теплыми отношениями впредь с РФ, и пониманием страны, нужно ли ей это.

Как проголосует ООН и его постоянные члены — узнаем, думаю, очень скоро. И, если все сложится, нас ждет ряд организационных моментов. В том числе — выезд на Донбасс группы специалистов, которые должны определить масштабы и потребности Миссии. Есть и ряд других моментов, таких как регламентирование использование членами Миссии оружия.

В любом случае нужно помнить: миротворцы нужны, но это не панацея. В нынешних реалиях одной лишь миссии, даже если она будет масштабной, а ее операция – комплексной, ничтожно мало.

К миротворцам нужно добавлять принятие закона о реинтеграции Донбасса, правки в Конституцию, проведение местных выборов, амнистию и многое другое.

Если кратко, то Порошенко просто нужно начинать выполнять Минские соглашения. И тогда миротворческая миссия станет по-настоящему важной частью мира, а не каплей в море, как сейчас.

Подписывайтесь на Telegram-канал Александра Клименко. Больше аналитики и комментариев, оперативные уведомления. Будем на связи!

231
Яндекс.Метрика