Официальный сайт Александра Клименко
Статьи | 2344 | 13.05.2016

Торговля суверенитетом

Украинское общество приучили думать, что главная угроза суверенитету страны сейчас находится на Донбассе.

На самом деле гораздо больше оснований полагать, что главная угроза — в кабинетах президента, правительства, парламента и офисе МВФ.

Программа сотрудничества украинской власти с Международным валютным фондом, чья очередная миссия начала на днях работу в Киеве, все меньше напоминает кооперацию равных сторон и все больше — выкручивание рук. Под давлением кредиторов и в своих собственных интересах украинские чиновники все чаще идут на непопулярные шаги без учета мнения общества и реальной готовности национальной экономики к шоковой терапии.

Иногда кажется, что ради денег МВФ руководство страны готово буквально на все.

И это странно. До сих пор ни один из полученных за последние два года траншей так и не помог оздоровить украинскую экономику. Не поможет и ожидаемый с таким нетерпением властью новый транш: реанимация национальной экономики, загнанной в угол той самой властью, стоит не $1,7 млрд, а гораздо дороже. Возможно, счет идет уже на десятки миллиардов.

Никто не отрицает: сотрудничать с МВФ — важно и нужно. На позицию этой организации оглядываются многие инвесторы. Но мгновенное перекачивание траншей на личные счета политиков и чиновников из окружения президента — это не сотрудничество. Как и имитация реформ. И уж тем более нельзя назвать полноценной кооперацией безропотное принятие рекомендаций иностранных кредиторов, которые будут иметь тяжелейшие последствия как для экономики Украины в целом, так и для каждого конкретного украинца.

МВФ напирает и ставит жесткие сроки: 129 законопроектов, 14 из них — до конца мая, восемь — уже на текущей пленарной неделе. Рекомендации и требования кредиторов становятся нормами национального законодательства по принципу конвейера.

Во многих вопросах власть даже слишком усердствует: принимает решения в своих интересах, прикрываясь волей Фонда. К примеру, резкое повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги для населения можно было бы не проводить — МВФ попросту этого не требовал. Но новый премьер решил перевыполнить домашнее задание, и в итоге c 1 мая установлена единая цена на газ для потребителей — 6,8 грн/кубометр. До этого украинцы зимой за газ платили по относительно приемлемой цене — 3,6 грн/куб, летом — 7,2 грн/куб. К осеннему отопительному периоду топливо подорожает почти в два раза.

Например, если сегодня семья из трех человек, живущая в доме с газовым котлом, платит в среднем 1500 грн/мес. в «льготный» зимний период, то теперь расходы вырастут до 2100–2200 грн/мес. В частном доме для такой же семьи при расходе в 500 кубометров цена вырастет с нынешних 2800–2900 грн сразу до 3500–3700 грн/мес. И это только за отопление! При этом не стоит забывать, что с 1 сентября правительство планирует еще и очередной этап подорожания электроэнергии. Реально ли людям оплатить такие тарифы в стране, где средняя зарплата составляет 4300 грн?!

Был ли у правительства выбор? Однозначно да. Во-первых, можно было бы поддержать население, повысив цену сейчас до 5,5 грн/куб (это 75% от цены за импортный газ), а следующим этапом — уже «догнав» цену до 100%. Ведь МВФ не требовал единомоментного повышения тарифов!

Во-вторых, если по совести (которой, по сути, у власти сегодня нет), ничто не мешало правительству «держать» тарифы для населения, повысив их для промышленных потребителей. Но сделано как раз с точностью до наоборот! «Нафтогаз» принял решение с 1 мая снизить цену на газ для промпотребителей. То есть заводы и предприятия, которые принадлежат олигархам, будут платить на 10–11% меньше, чем платят сегодня, от 6,4 до 7,5 грн/кубометр газа. Максимальный объем газа сегодня «тянет» химпром и металлургическая отрасль. Напоминать, кому принадлежат эти предприятия, думаю, не стоит. Их-то государство и решило дотировать за счет населения.

Сейчас на переговорах МВФ с украинским правительством обсуждаются четыре основных вопроса:

— возврат долга в $3 млрд России. Ура-патриоты могут сколько угодно упражняться в остроумии и шутить: «Янукович брал — вот пусть и он возвращает». Позиция МВФ однозначна: долг брало украинское государство, значит, государству и расплачиваться. Как и когда? Об этом правительство спрашивают постоянно;

— состояние золотовалютных резервов. За 2015 год ЗВР сократились на $700 млн, хотя по плану должны были вырасти на $2,2 млрд. За состоянием украинских резервов МВФ следит очень тщательно — деньги, по сути, дают под залог ЗВР;

— пенсионная реформа. Модель МВФ: от государства — только минимальная пенсия, все остальное — с персонального накопительного счета;

— демонополизация рынка газа.

Помимо ключевых вопросов, таким себе фоном, — естественно, не озвученным для простых украинцев, — идут другие инициативы, в том числе в части налоговой политики и приватизации государственной собственности.

Но, похоже, ни президент, ни депутаты даже не задумываются, что выполнение рекомендаций кредиторов, как и защита интересов олигархов, во многих случаях будет иметь огромнейший социальный резонанс.

К примеру, пенсионная реформа. Новшества в этой сфере прямо влияют на социально-экономическое положение 13,5 млн украинцев. Но разве им об этом кто-то сказал? Модели пенсионной системы почему-то обсуждаются не с гражданами, а с кредиторами.

Приватизация госпредприятий. Олигархи едва ли не сами составляют списки объектов, которые следует вывести из перечня активов, не подлежащих приватизации. Ни разу эти инициативы не обсуждались даже с трудовыми коллективами предприятий, о которых идет речь. Не говоря уже о том, что во многих случаях речь идет о стратегически важных отраслях: ВПК, энергетика, транспорт и др.

Налоговая политика. МВФ требует значительно сократить число «упрощенцев», то есть предпринимателей, работающих на едином налоге или иной упрощенной модели налогообложения. Сами предприниматели считают, что урезание «упрощенки» убьет малый и средний бизнес. Валютный фонд—- что этой формой часто пользуются для уклонения от налогообложения.

Чью сторону возьмет украинское правительство? Ответ очевиден. Хотя бы потому, что власти ни разу не инициировали широкой общественной дискуссии по этому поводу. Как и по поводу налоговых изменений, которой сегодня политики жонглируют, как клоуны в цирке: в начале каждого месяца перед предпринимателями — новые нормы, требования, формы отчетности. Как и по поводу в целом всех тех «реформ», которые якобы внедряет власть.

Частных предпринимателей в Украине более миллиона. Они имеют неотъемлемое право участвовать в решении своей судьбы. Но им этого даже не предлагают.

Выходит, что те люди, которые сегодня называют себя властью, готовы расплатиться за личный комфорт и беспрепятственное обогащение благополучием остальных украинцев. Вместо экономии на сокращении коррупционной доли в госзакупках — экономия на социальных гарантиях. Вместо повышения доходности бюджета благодаря либеральной фискальной политике — повышенные тарифы на коммуналку.

Неизменная позиция «чего изволите?» в исполнении украинского руководства оставляет ощущение, что мы — failed state. Не способное на самостоятельную политику. И проявляющее жесткость только тогда, когда реформы ломают коррупционные схемы узкого круга людей. «Мы расплатимся с МВФ чем угодно, кроме своего кармана», — вот девиз украинской власти в отношениях с международными кредиторами.

Закрывшаяся в своих кабинетах и в виртуальной реальности «Фейсбука» власть ходит по очень тонкому льду, испытывая терпение своих граждан. Пока что общество сохраняет видимое спокойствие. Но это лишь иллюзия. Клапан у кипящего котла срывает не сразу…

2344
Яндекс.Метрика