Официальный сайт Александра Клименко
Статьи | 6179 | 04.02.2016

Куда курс держим, Украина?

За два года доллар показал рост с 8 до 27 гривен. Наша национальная валюта постепенно бьет все мировые рекорды девальвации. По прогнозам не только экспертов, но и самой власти, уже к весне доллар будет стоить 30 гривен. Что будет дальше, никто прогнозировать не берется. Но надеяться на лучшее, к сожалению, пока не приходится.

С учетом объективных процессов, происходящих в мировой экономике, — укрепления американского доллара, ослабления валют развивающихся стран, замедления темпов роста китайской экономики и падения мировых цен на сырье, — дальнейшая девальвация гривны неизбежна. И все эти факторы риска многократно увеличиваются непрофессионализмом действующей украинской власти и отсутствием реальных реформ, которые могли бы хотя бы в будущем улучшить ситуацию…

Пока инфляция растет галопирующими темпами (в декабре 2015 года по отношению к декабрю 2014-го составила 43,3%), пока Нацбанк еженедельно ищет новых виновных в сложившейся ситуации, пока из Украины — кто тихо, кто громко — бегут навязанные извне иностранные «менеджеры», украинцы уже перестали удивляться стремительно меняющимся ценникам в магазинах, на заправках, в аптеках. И не менее стремительно сокращающимся доходам…

На что рассчитывать сегодня украинцам? Как планировать свои семейные бюджеты? Остановится ли гривна на курсе 30?

ЧТО (НЕ)ПРЕДПРИНИМАЕТ ВЛАСТЬ

Нацбанк — напомню, согласно Конституции Украины именно ему предписана функция обеспечения стабильности денежной единицы страны — по сути, занял позицию пассивного наблюдателя. Задача максимум для г-жи Гонтаревой сегодня — сделать процесс девальвации управляемым и избежать резких скачков курса.

Инструментов для этого у нее осталось не так уж много. Все административные меры для сдерживания курса доллара фактически исчерпаны. Единственное, что можно еще сделать, — перейти к прямой продаже валюты НАК «Нефтегаз», чтобы снизить давление на межбанк. Но это полностью противоречит программе «расширенного финансирования» МВФ.

А риски тем временем только усиливаются. В результате «мудрой» политики НБУ в стране выжило только 40-50 крупнейших банков. Рыночные отношения, которые были раньше, отходят в прошлое. Система небезопасна, как карточный домик. Два-три дефолта крупных банков, находящихся у основания шаткой конструкции, приведут к падению всей системы: в бюджете уже не будет средств для допкапитализации Фонда гарантирования вкладов — и банки посыплются.

С другой стороны, для Министерства финансов девальвация гривны, по сути, остается важнейшим фактором увеличения доходной части бюджета, так как акцизы, пошлины и ввозной НДС напрямую завязаны на курс национальной валюты, а поступления по остальным налогам увеличит инфляция, которую спровоцирует падение гривны. В какой-то степени, в условиях стагнации экономики, девальвация является главным драйвером роста бюджетных доходов, но и одновременно главным источником инфляции и финансовой дестабилизации.

Таким образом, ожидать от власти шагов по стабилизации гривны не приходится.

ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ НЕОБХОДИМО ДЕЛАТЬ

Остановить «виттову пляску» гривны и дать украинцам возможность, наконец, прогнозировать свое финансовое будущее, никакие административные меры уже не помогут.

Все проблемы носят системный характер, потому необходимы комплексные кросс-институциональные реформы. Необходим четкий и конкретный план реформ, которые действительно позволят стабилизировать ситуацию с курсом гривны.

РАЗВИТИЕ ТОРГОВЛИ И ПРОИЗВОДСТВА

Рецепт удержания курса доллара и спасения экономики в целом прост и одновременно сложен, если говорить о нынешнем правительстве. Внешние рынки нестабильны по причине всеобщей стагнации мировой экономики (виноват обвал цен на нефть), стало быть, экспортные поступления для Украины в 2016 году будут снижаться. Гривна оказывается в зоне риска, и тут ничего не поделать — мы экспортно ориентированная страна.

Большая часть развивающихся стран сейчас сталкиваются с аналогичными проблемами. Стремительно девальвируют аргентинское песо, российский рубль, южноафриканский ранд, бразильский реал, турецкая лира, казахское тенге и другие валюты развивающихся государств. В сложившихся условиях решение может быть только одно — развивать внутреннее производство, которое получает стимул за счет удешевления собственной валюты. На внутреннем рынке девальвация национальной валюты стимулирует импортозамещение, а на внешних рынках — благоприятствует экспорту.

Но остались ли у нас эти внешние рынки? Насколько разумно было в этот момент отказываться от отношений с историческими торговыми партнерами? Разумеется, даже если завтра открыть границы и снять барьеры, валюта не придет в страну немедленно. Торговые процессы инерционны, а Украина оказалась попросту не готова к зоне свободной торговли с Евросоюзом. Из-за внутренних проблем, вместо того чтобы подгонять товары под европейский стандарт, наши экспортеры сворачивают бизнес.

Чтобы исправить ситуацию, то правительство, которое придет на смену нынешней когорте популистов-непрофессионалов, должно поставить интересы внутреннего производителя на уровень главного приоритета.

Конечно, возможности Украины в поддержке собственной промышленности очень ограничены по сравнению с другими странами, но, по крайней мере, необходимо уже сегодня начинать работать над обеспечением развития реального сектора экономики и экспортного потенциала, над созданием новых рабочих мест. Для этого нужно стимулировать модернизацию и диверсификацию промышленного производства, переходить в экспорту товаров и услуг с более существенным уровнем добавленной стоимости.

СНИЖЕНИЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ КРЕДИТОВ МВФ

За исключением торговли, источников поступления валюты остается совсем не много. И основной из них — иностранные кредиты и макрофинансовая помощь.

А с поступлением кредитов у страны проблемы. Несмотря на бравурные заявления президента и главы Минфина после визита в Давос о «наискорейшем» транше от МВФ, переговоры явно идут неудачно. Иначе помощь уже поступила бы и не было бы даже повода говорить о пересмотре бюджетных параметров (курс 24 грн/$ прописан в Меморандуме с МВФ, по которому верстался бюджет-2016, и пересмотр этого параметра приведет к необходимости переподписания базового документа, соответственно, сотрудничество с Фондом будет отложено). Да и общий объем помощи от МВФ сужается до всего $7 млрд/год с первым траншем в $1,3 млрд. Для нашей экономики эта сумма — как инъекция витаминов для тяжелобольного. Полезно для поддержания еле-еле теплящейся жизни, но обернуть болезнь вспять не поможет.

Остальные доноры, которые работают с Украиной, — Евросоюз, Евробанк реконструкции и развития, Всемирный банк и т. п., — хоть и имеют обязательства перед нашим правительством о помощи, все же ориентируются на МВФ. И пока мы не получим первый транш от Фонда, внешние партнеры не перечислят нам даже доллар макрофинансовой помощи.

ПРИВЛЕЧЕНИЕ ИНВЕСТОРОВ

Следовательно, необходимо либо активизировать переговоры с международными партнерами, либо прекратить эти попытки и искать деньги в других источниках. В роли таковых могут выступить иностранные инвесторы. Для Украины это не обязательно именно иностранные деньги: до 2015 года ключевые поступления в страну приходили с офшорных счетов Кипра. Сейчас средства перечисляют с Британских Виргинских островов, где держат свои компании многие украинские олигархи.

Однако для того, чтобы даже эти ресурсы начали поступать из-за рубежа и позволили снизить нагрузку на гривну (остановив тем самым ее падение), необходимо проводить реальные реформы. Ведь инвесторы — даже собственные украинские олигархи — не станут вкладывать деньги в какие-либо активы, не имея четкой перспективы: этот конкретный бизнес (завод, шахта, порт) будет расти в цене в течение следующих трех-пяти лет, будет приносить доход. Причем практика показывает, что в стагнирующих странах те же заводы и порты могут оставаться дешевыми в течение десятилетий.

Поэтому необходимо снизить административные барьеры для ведения бизнеса, провести судебную реформу, обеспечив верховенство права, провести реформу госуправления — и, разумеется, начать бороться с коррупцией, причем начать именно с себя. Для этого нужно немного — волевое решение и принципиальность.

ДЕТЕНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ

Параллельно с этими процессами крайне важно придать устойчивость системе публичных финансов внутри страны. К этому есть два пути.

Первый — поднять доходную часть государственного бюджета. Причем в условиях принятых этой властью драконовских изменений в Налоговый кодекс вводить новые налоги и повышать ставки явно уже некуда. Кривую Лаффера еще никто не отменял: чем выше ставки налогов — тем меньше отчислений по ним делает бизнес.

Решение очевидно: детенизация экономики. Работая в Министерстве доходов и сборов, именно эту цель мы определили одной из стратегических. Потому что понимали: вывод экономики из тени — это важный источник наполнения бюджета и, соответственно, снижения нагрузки на бизнес. Именно для этого нами была разработана и внедрена рискоориентированная система мониторинга экономических операций, которая позволила начать решение двух извечных проблем — сократить налоговые проверки бизнеса и в то же время повысить эффективность выявления случаев уклонения от уплаты налогов, а как результат — повысить уровень поступлений в государственный бюджет. В июне 2013-го был создан единый Мониторинговый центр, где с помощью новейших разработок в сфере IТ в формате 24/7 система выделяла как «рисковые» менее 1% зарегистрированных в Украине юридических лиц. Разработанная система была полностью автоматизирована и исключала человеческий фактор, а, значит, и любые коррупционные проявления.

В итоге поступления в бюджет от «рисковых» предприятий выросли в полтора раза. Государство смогло, наконец, начать погашать свои долги перед бизнесом по НДС. Количество плановых проверок бизнеса сократилось за три года в четыре раза. И продолжало сокращаться.

Сегодня о реализации этих мер даже речь не идет. Как результат, даже по оценкам Минэкономики, уровень теневой экономики в Украине увеличился с 35% в 2013 году до 47% от объема официального ВВП к 2015 году. Реальные же показатели значительно выше.

В условиях, когда «тень» превышает половину от общего объема операций, потенциал для повышения доходов бюджета колоссальный. Но, опять же, потенциал так и останется потенциалом, если не проводить реформы: не псевдопатриотические воззвания, а создание реальных экономических условий, мотиваторов, которые поспособствуют выведению на свет теневой составляющей экономики.

Второй путь стабилизации системы — оптимизация расходной части госбюджета. То есть сокращение трат там, где это возможно: это рецепт успеха для стран с некачественным управлением, сложной и коррумпированной вертикалью власти, низким уровнем доверия к государственным институтам (а это во многом — портрет нынешней Украины). На одной только борьбе с коррупцией, но не в школах и поликлиниках, а — для начала — на самом верху исполнительной власти, можно будет сэкономить колоссальные средства для расходной части бюджета.

***
Простых рецептов для Украины сегодня, к сожалению, нет. Стране необходимы системные реформы. А проводить их среди тех, кто сегодня оказался у власти, — попросту некому. Чиновники-украинцы крепко сели на коррупционные потоки. А экспаты-иностранцы бегут из страны, не побоюсь сравнения, как крысы с корабля.

Тем временем сам корабль все больше и больше заносит на рифы. Украине нужен капитан, у которого хватит ответственности и силы духа встать за штурвал и вывести страну на курс к успеху.

Подписывайтесь на Telegram-канал Александра Клименко. Больше аналитики и комментариев, оперативные уведомления. Будем на связи!

6179
Яндекс.Метрика