Официальный сайт Александра Клименко
Статьи | 741 | 03.09.2014

О добрых людях и малополезных полумерах

Александр Клименко о законе о благотворительности в Украине

Президентский законопроект об освобождении от налогов благотворительной помощи участникам АТО – шаг не то что необходимый, но даже вынужденный.

Потому что текущая ситуация достойна пера Франца Кафки. Если человек добровольно хочет помочь своей стране там, где не справляется власть, то власть, в качестве ответной любезности, зарабатывает на нем дважды: сначала облагает подоходным налогом собранные волонтером пожертвования, а потом – еще и получателя помощи (тем же НДФЛ).

Если бы этот вопрос не был затронут в законодательном поле, градус общественного недовольства очень скоро дошел бы до критической точки.

Жаль, конечно, что аналогичного послабления не последовало для тех, кто собирает помощь пострадавшим мирным гражданам – беженцам и тем, кто остается в зоне боевых действий. Я уже не говорю о тех организациях и людях, которые задолго до печально известных событий на постоянной основе помогали всем категориям нуждающихся, и собирали средства, например, на дорогостоящие операции, на помощь хосписам, детским домам, на уход за инвалидами.

Самое печальное, что власть снова ограничилась половинчатым решением вместо решительного скачка вперед.

Самое печальное, что власть снова ограничилась половинчатым решением вместо решительного скачка вперед.

Как можно раз за разом упускать шансы решить наболевшие проблемы? Ведь кризис – это, при правильном подходе, время возможностей. Сейчас пройдут даже самые болезненные и непопулярные реформы, если они необходимы стране. Сейчас можно круто перевернуть весь уклад жизни в Украине, и это будет воспринято обществом, в отличие от благополучных «сытых» времен.

Например, в данном случае вместо регулятивного латания дыр можно было бы поставить вопрос смелее и шире – разработать и предложить законодательные алгоритмы стимулирования благотворительности. А ведь, по сути, именно филантропический порыв граждан сегодня удерживает Украину от скорого краха. Как можно этого не видеть, и как можно не поддерживать эту тенденцию на государственном уровне?

Снижение налоговой нагрузки – это понятно и хорошо. Но недостаточно. Упущена (или почти упущена) возможность внедрения новой государственной политики в отношении благотворительности. Системной и комплексной.

Например, одновременно можно было бы ввести норму, которая позволяет налогоплательщику пожертвовать на благотворительность определенную часть уже сформированного налогового платежа. Допустим, 1% или 2%. Для государства потеря небольшая, а вот волонтерские движения и благотворительные фонды, добровольно взявшие на себя груз спасения страны от гуманитарной катастрофы, а армии – от ненужных потерь, имели бы постоянный поток «живых» денег. Кроме того, это привело бы к здоровой конкуренции. Каждый фонд, каждая волонтерская группа старались бы стать максимально эффективными и прозрачными, чтобы выиграть соревнование за пожертвования.

Или, скажем, весьма своевременной была бы инициатива о расширении налоговой льготы. Сегодня в Украине юридическое лицо имеет право списать с налогооблагаемой базы на благотворительные цели только 4%. А физлицо до уплаты налогов – и вовсе ничего. Тогда как в мирной Европе, для сравнения, этот предел кое-где достигает 40%. Зачем же наше государство само, выходит, ограничивает стремление своих граждан помогать ближним?

Избавить волонтеров от утомительного поиска пожертвований могло бы создание полноценной правовой базы для работы т.н. «эндаунментов».

Избавить волонтеров от утомительного поиска пожертвований могло бы создание полноценной правовой базы для работы т.н. «эндаунментов», то есть целевых фондов, на которых зарабатывают специально для финансирования благотворительных программ. Самый известный – это, конечно, фонд Альфреда Нобеля. Капитал основателя не был сразу роздан в качестве премий, но передан в управление опытным финансистам. А сами нобелевские премии выплачиваются из доходов от оперирования этим капиталом.

Именно так работают фонды при самых престижных мировых университетах. Из этих денег платятся стипендии талантливой молодежи и финансируются перспективные исследования.

В Украине эта практика широкого распространения не получила по той простой причине, что подобный фонд облагался бы налогами на общих основаниях.

Ну а на помощь армии можно собирать не только дополнительными налогами. Есть куда более интересные и привлекательные механизмы в мировой практике. Например, британские «Маковые счета». Суть проста: это обычный депозит, но доход с него в заранее оговоренных пропорциях делится между вкладчиком и тем, кому он жертвует эти деньги.

Стратегия win-win в ее высшем проявлении, потому что в выигрыше все. Вкладчик зарабатывает, занимаясь благотворительностью. Его компаньон, будучи некоммерческой организацией, имеет стабильный источник дохода для своих благотворительных целей. Банк получает деньги, которые, понятно, использует для кредитования реального сектора. Ну и государство, собирающее налоги со всех, кроме благотворительной организации.

Любой из этих механизмов, будучи вписанным в президентский закон, принес бы гораздо больше пользы, чем военный сбор или иной чисто административный механизм покрытия военных расходов.

Любой из этих механизмов, будучи вписанным в президентский закон, принес бы гораздо больше пользы, чем военный сбор или иной чисто административный механизм покрытия военных расходов. Повторюсь, в этом случае хотелось бы видеть и активное участие благотворителей в спасении мирных граждан от последствий конфликта и гуманитарной катастрофы.

Но, увы, запаса креативности у регуляторов и законодателей хватает только на чисто бюрократические, и при этом полные недостатков решения.

Новый закон, замечу, вообще никак не затрагивает и не решает проблему международной гуманитарной помощи. Есть, правда, постановление Кабмина об отдельном порядке таможенного оформления гуманитарных грузов, которые идут в зону АТО, но и оно – с подводными камнями.

Сегодня разрешения на ввоз «гуманитарки» выдает Минсоцполитики. Делает это, как правило, не слишком расторопно. В результате груз освобождается от уплаты налогов и таможенных сборов, зато к моменту получения справки обрастает долгом за хранение на таможенном складе. Миндоходов, кстати, еще в прошлом году выступило с инициативой освободить от платы за хранение грузы, которые были «просрочены» именно по вине Минсоцполитики. Проблема действительно масштабная, с ней сталкивались не только Красный крест, но и множество других благотворительных организаций.

Если появилась инициатива по дерегуляции ввоза гуманитарной помощи, ее следовало бы довести до логического завершения по всей цепочке процедур.

Если появилась инициатива по дерегуляции ввоза гуманитарной помощи, ее следовало бы довести до логического завершения по всей цепочке процедур. Скажем, отменить разрешения от Минсоца для всех гуманитарных грузов или ввести для них заявительный принцип: принять, что в течение строго установленного срока с момента подачи заявления груз по умолчанию считается гуманитарным, если не последовало возражений со стороны государства.

Дело даже не в том, что наживаться на чужой беде и чужой доброте – плохо (хотя это, безусловно, плохо). А в том дело, что все нужно делать качественно. Нельзя сейчас обходиться полумерами. Время не то, вызовы не те. Нужно брать на себя инициативу и ответственность.

Подписывайтесь на Telegram-канал Александра Клименко. Больше аналитики и комментариев, оперативные уведомления. Будем на связи!

Ссылка на источник: Forbes

Фото: sxodim.kz

741
Яндекс.Метрика