Официальный сайт Александра Клименко
Статьи | 1972 | 28.08.2015

О новой налоговой НЕреформе

Усиление контроля за малым и средним бизнесом, усложнение отчетности, новые налоги для автомобилистов и намеки на продолжение электронизации в налоговой сфере. Таковы основные положения «масштабной» налоговой реформы, которую презентовал Минфин.

Как и обещал, моя оценка концепции налоговой «реформы», которую с таким пафосом несколько дней назад презентовало Министерство финансов Украины. Процесс реформирования, напомню, подразумевает коренной пересмотр институциональных основ работы налоговой системы. Поскольку в представленных на сайте данного ведомства материалах и признаков ничего этого нет, беру само слово «реформа» в кавычки.

Речь скорее идет о точечных изменениях в налоговой сфере. И они явно не облегчают жизнь украинскому бизнесу. А в отдельных аспектах даже усложняют.

В общем и целом, представленная концепция больше похожа на агитационный листок, нежели на глубокий и проработанный план инноваций.

Остановлюсь только на положениях, содержащих хоть какую-то конкретику.

Трансфертное ценообразование: новый метод давления на малый и средний бизнес

В 2013 году, когда под моим руководством разрабатывался и был принят этот закон, мы рассматривали контроль за трансфертным ценообразованием как максимально точный и точечный способ контроля для недопущения выведения капиталов в оффшоры крупным бизнесом, при этом не затрагивающий подавляющее большинство предпринимателей.

Напомню, контроль за операциями украинских компаний со связанными лицами в оффшорах и низконалоговых юрисдикциях должен был осуществляться налоговыми органами, начиная с мая 2014 года. В течение трех лет ожидалось дополнительное поступлений в бюджет около 20 млрд.грн, и это по самым скромным подсчетам.

С того времени, под давлением крупного бизнеса, закон претерпел значительные изменения, его суть была фактически размыта.

Предложения по дальнейшему «реформированию», с которыми выступил Минфин, по сути, направлены на то, чтобы исправить ситуацию. Считаю это правильным. НО: в том виде, как предложено, дополнительный контроль вводится фактически для ВСЕХ предприятий!

В частности, Минфин предлагает упразднить порог для операций, которые подпадают под контроль в сфере трансфертного ценообразования.

Давайте глубже разберемся в вопросе, ибо не все «упразднения» – есть благо. И эта небольшая «инновация» грозит большими неприятностями всему бизнесу, работающему в Украине.

В изначально принятом в 2013 году варианте закона предполагалось, что под контроль на соот-ветствие правилам трансфертного ценообразования будут попадать только операции работаю-щих в Украине компаний объемом более 50 млн.грн с одним контрагентом. Фактически под кон-троль попадал ТОЛЬКО крупный бизнес, проводивший операции с определенным перечнем стран. По нашим подсчетам, на тот момент это было не более 500 компаний.

В 2014 году в закон были внесены изменения, и предусмотрено, что критерием попадания ком-пании под контроль налоговых органов становится не одна операция, а в целом показатели ее годового оборота – в размере 20 млн.грн. при объеме группы операций от 1 млн грн. Согласно последним изменениям в июле, критерии были увеличены до 50 млн грн. и 5 млн грн. соот-ветственно.

Напомню, что предприятия с годовым оборотом до 2 млн.евро, согласно Хозяйственному кодексу Украины, относятся к категории микропредприятий. При текущем курсе это как раз около 50 млн.грн.

Теперь же Минфин предлагает убрать порог для контролируемых операций совсем. То есть, под контроль смогут попасть абсолютно ВСЕ украинские предприятия, которые в течение года прово-дили хотя бы одну-две сделки с теми странами, где налоговые ставки ниже, чем в Украине. А это, например, Кипр, Грузия, Узбекистан, Туркменистан, Черногория, Швейцария и ряд других.

С учетом этой «инициативы», опять-таки благое, на первый взгляд, предложение Минфина отменить верхний предел штрафов за непредоставление документации по ТЦ выглядит уже как глубочайшая ирония.

При разработке закона изначально было предусмотрено, что для компаний, которые не подают отчетность, будет применяться штраф в размере 5% от суммы операции, которая попадает под контроль. Зачем это было нужно? Чтобы дисциплинировать крупный бизнес подавать отчетность. А сделать это можно было только через весомые финансовые санкции.

В июле 2015 года парламент снизил штраф до 1% от суммы операции, но не более 300 минимальных заработных плат — за неотображение операции в отчете, и, внимание – 300 минимальных заработных плат за сам факт неподачи отчета!

Как думаете, что проще для крупного бизнеса – показать в отчетности многомиллионную прибыль и уплатить с нее налоги или же, не показывая ее государству, уплатить штраф в эквиваленте $15 тысяч? Думаю, ответ очевиден.

По факту, весь «контроль» рискует обернуться нескончаемыми проверками и штрафами именно для небольших предприятий, которые проводят операции с иностранными контрагентами.

Либо в Минфине не совсем понимают суть своих же предложений, либо целенаправленно создают новые инструменты давления на малый и средний бизнес. Крупный бизнес же, по-прежнему, сможет спокойно уклоняться от исполнения закона с помощью своих лоббистов в парламенте и правительстве.

Очередные «депозиты» для бизнеса

Абсолютно фискальной и не оправданной является и другая инициатива Минфина — установить обязательную гарантию/депозит, как условие для обжалования налогового уведомления-решения.

Если предложение будет внедрено, то предприятию для обжалования доначислений налоговой необходимо будет внести соответствующие средства на депозит или договориться с банком о гарантии, что тоже не дешево.

С учетом введенных в прошлом году «гениальных» электронных НДС-счетов, это дополнительное замораживание денежных средств предприятия на период обжалования. А учитывая судебную волокиту в украинских судах, то деньги могут быть изъяты из оборота на срок более года.

Примечательно, что для сотрудников фискальных органов при этом никакой ответственности не предусмотрено. Налогоплательщик отдаст гарантированную им сумму депозита государству, если проиграет суд. Государство же не рискует ничем.

Усложнение отчетности

Еще сложнее станет жить бухгалтерам предприятий, если будет реализовано следующее предложение Минфина — восстановить требование относительно наличия связи расходов предприятий с их хозяйственной деятельностью для расходов, которые учитываются с целью налогообложения.

Бухгалтерский учет, особенно международные стандарты, и так не позволяет относить к расходам предприятий те расходы, которые не относятся к хозяйственным. А внесение в недавно установленный порядок налогообложения прибыли изменений, которые не соотносятся с новой системой, только запутает и усложнит учет.

Автомобиль – роскошь, а не средство передвижения

Безусловно, многих украинских граждан затронет норма об изменении налогообложения автомобилей и мотоциклов возрастом до 5-ти лет, в зависимости от объёма двигателя. Разработчики изменений не конкретизируют, хотят ли они обложить одинаковым налогом всех владельцев транспорта независимо от объема двигателя (сейчас свыше 3 литров), или все-таки применят дифференцированный подход.

Кроме этого, предлагается ввести повышенный транспортный налог на автомобили сегментов «премиум» и «люкс», средняя рыночная стоимость которых превышает 1 млн грн.

Насколько это справедливо? Здесь судить уже должны 10 миллионов украинских автомобилистов.

И хоть немного позитива для предпринимателей

Единственной «конфеткой» для налогоплательщиков во всей этой «реформе» могло бы стать предложение по открытию им доступа к данным налоговых органов о состоянии расчетов.

Это действительно актуально и необходимо. Напомню, что в 2013 году Министерством доходов и сборов под моим руководством уже был в тестовом режиме запущен этот сервис – «Электронный кабинет плательщика налогов». К сожалению, полтора года назад новое руководство ГФС процесс остановило. Надеюсь, Минфин не планирует создавать с нуля уже подготовленный и проработанный механизм, а просто возобновит предыдущий проект. Иначе эта инновация будет отложена еще на год, в лучшем случае.

Чего еще ожидать бизнесу?

Интереснее всего, конечно же, не то, что включено в столь наглядную концепцию, а то, что остается за кадром. Так называемые «чувствительные вопросы».

Например, обсуждаемое предложение оставить упрощенную систему налогообложения только для физлиц-предпринимателей с годовым оборотом средств до 300 тыс. грн. за календарный год. Фактически, под эту категорию смогут попасть предприниматели, торгующие на рынках, некоторые службы сервиса, совсем небольшой бизнес. Юридические лица — плательщики единого налога будут переведены на общую систему налогообложения.

Как поможет данная реформа в упрощении ведения и развития бизнеса? Вопрос скорее риторический.

Доля малого бизнеса в стране мизерная – не более 2%. Перевод его на общую систему налогообложения приведет к значительному сокращению предпринимательской деятельности и увеличению безработицы. Лучшее, что может сделать государство для этой категории плательщиков — на протяжении 5 лет не менять систему налогообложения.

Следующий «чувствительный» вопрос — это планируемое увеличение ставки НДС до 22%, что ожидаемо приведет к очередному подорожанию продуктов, услуг. Ведь НДС в конечном итоге платит конечный потребитель, т. е. граждане. Я уже молчу о том, что с введением 1 июля 2015 года системы электронного администрирования в целом нарушен экономический смысл этого налога, который для большинства предприятий по факту превратился в налог с оборота.

Еще одна предлагаемая правительством инновация – перенос уплаты единого социального взноса на заработную плату с работодателя на работника – не более чем фикция. Работодатель обязан будет, как и ранее, удержать этот взнос и перечислить в бюджет. Сейчас из заработной зарплаты работника удерживается ЕСВ в размере 3,6%, налог с доходов физических лиц в размере 15% (с более высоких доходов 20%), военный налог — 1,5%. Кроме того, вместе со всеми указанными удержаниями, работодатель начисляет на заработную плату еще одну из 67 ставок ЕСВ в зависимости класса риска производства (от 36,76% до 49,7%). Что даст, так называемая, «бруттизация» заработной платы? Только возможность работнику видеть, что из его зарплаты удерживается более 50% его заработка и который сразу расходуется, а не накапливается для его пенсионного обеспечения в дальнейшем. Снижение ставки ЕСВ на 7-8% не выведет зарплаты из тени, это просто еще один вид налога на зарплату.

***
В общем и целом. Из предоставленных Минфином материалов сложно составить комплексное представление о планируемых изменениях в налоговой сфере. Точно могу сказать только одно: бизнес не может нормально работать в условиях постоянных, вялотекущих и периодически меняющих вектор «налоговых реформ». Реформы оправданны, если они действительно делают жизнь бизнеса лучше, государственную систему прозрачней, а страну привлекательней для инвесторов. Но здесь ключевое слово ДЕЛАЮТ. Реформы ради реформ, и тем более реформы ради пиара и политических дивидендов – изначально обречены на провал.

Подписывайтесь на Telegram-канал Александра Клименко. Больше аналитики и комментариев, оперативные уведомления. Будем на связи!

1972
Яндекс.Метрика